Верховный суд разъяснил особенности привлечения к ответственности предпринимателей-мошенников и пьяных водителей — юридические советы

Пьяное вождение — что разъяснил Верховный суд РФ?

Верховный суд разъяснил особенности привлечения к ответственности предпринимателей-мошенников и пьяных водителей - юридические советы

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24 мая 2016 г. N 22 были внесены изменения в Постановление ВС РФ от 9 декабря 2008 г.

N 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения».

Изменения призваны привести судебную практику в соответствие с изменившимся законодательством и устранить неоднозначную трактовку спорных ситуаций.

Правовая инструкция 9111.ru расскажет, как судам рекомендовано трактовать ситуации, когда водитель скрылся с места ДТП, отказался от медицинского освидетельствования или находился в состоянии алкогольного опьянения в автомобиле, который не трогался с места.

Скрылся с места ДТП — можно ли доказать опьянение водителя?

Факт употребления веществ, вызывающих алкогольное опьянение, должен быть установлен по результатам освидетельствования/медосвидетельствования на состояние алкогольного опьянения, а наличие в организме наркотических средств или психотропных веществ — по результатам химико-токсикологических исследований при медицинском освидетельствовании на состояние опьянения. Данные процедуры должны проводиться в строгом соответствии с правилами, утвержденными Правительством РФ и в порядке, установленном Министерством здравоохранения РФ, либо по результатам судебной экспертизы, проведенной в порядке, предусмотренном УПК РФ (п. 10.1 постановления Пленума ВС РФ от 9 декабря 2008 г. N 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения»).

Если водитель не выполнил законные требования сотрудника, уполномоченного на осуществление федерального государственного надзора в области безопасности дорожного движения, о прохождении медицинского освидетельствования и это отражено в протоколе либо в акте медосвидетельствоания, то он признается в соответствии с п. 2 примечаний к ст. 264 УК РФ лицом, находящимся в состоянии опьянения.

Если водитель скрылся с места ДТП, то признать его находившимся в состоянии опьянения за рулем транспортного средства можно только, если после его задержания сохраняется возможность установить данный факт.

В случае отказа от прохождения медицинского освидетельствования водитель, скрывшийся с места ДТП, также признается управлявшим транспортным средством в состоянии опьянения. (п. 10.

2 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 9 декабря 2008 г. N 25).

Как вернуть водительское удостоверение после «лишения»?

Автомобильное право: законно ли находиться в состоянии опьянения в стоящем автомобиле?

Само по себе нахождение в автомобиле в состоянии алкогольного опьянения не является правонарушением или преступлением. Об этом Верховный суд РФ еще раз напомнил нижестоящим судам. Необходимость такого напоминания возникла из-за целого ряда случаев, когда водители оказывались под угрозой лишения прав, когда в состоянии опьянения ремонтировали автомобиль или просто забирали из него вещи.

Верховный суд РФ и ранее придерживался такой позиции, однако нижестоящие суды не всегда к ней прислушивались либо считали такие аргументы лица, привлекаемого к ответственности, своеобразным способом защиты. Например, в середине 2015 года судья ВС РФ Меркулов В.П.

рассмотрел жалобу защитника, в которой говорилось о незаконном привлечении его доверителя к административной ответственности по части 1 статьи 12.26 КоАП РФ (Невыполнение водителем транспортного средства законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения).

Постановление о привлечении к административной ответственности было вынесено мировым судьей и впоследствии подтверждено решениями районного и областного суда Свердловской области.

Суть дела сводилась к следующему: водитель ремонтировал неисправный грузовой автомобиль, когда к нему подошли сотрудники ДПС и попросили пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения.

Водитель отказался, что было зафиксировано в протоколе и стало основанием для лишения его водительских прав на основании ст. 12.26 КоАП РФ.

При этом доводы водителя и его защитника о том, что ввиду технической неисправности транспортного средства осуществлять на нем движение было невозможно (коробка сцепления находилась на ремонте в автосервисе, что подтверждалось документами), а также данные системы ГЛОНАСС, которой оборудован автомобиль, о том, что ТС в этот период в движении не находилось, нижестоящими судами учтены не были. Фактически единственными доказательствами по делу были рапорты и показания инспекторов ДПС.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.05.2016 N 22 еще раз говорится, что уголовная ответственность предусмотрена для тех водителей, который находились в состоянии опьянения в момент управления транспортным средством.

По смыслу уголовного закона, преступление, предусмотренное статьей 264.1 УК РФ, совершается умышленно.

Его следует считать оконченным с момента начала движения транспортного средства, управляемого лицом, находящимся в состоянии опьянения.

Памятка водителю — как проверяют на алкогольное опьянение?

Пьяный водитель свободен ~ Вчера пленум Верховного суда разъяснил, как следует рассматривать дела о пьянстве за рулем

Инспектор остановил пьяного водителя и отправил его на медицинское освидетельствование.

Казалось бы лишение прав неизбежно, однако это только казалось. В данном конкретном случае инспектор нарушил требования КоАП (Кодекс об административных правонарушениях) (Статья 12.8 КОАП РФ), а суд посчитал это нарушением процессуальных норм.

Это все не шутка и даже не судебный прецедент: с момента вступления в силу последней части поправок в административный кодекс (Федеральный закон от 24.07.

2007 N 210-ФЗ) и появившихся позднее постановлений правительства и приказов МВД высококлассные адвокаты тут же нашли способ освободить своих подопечных от ответственности.

И судам зачастую приходится закрывать такие пьяные дела из-за «недоказанности вины» с формулировкой: «за отсутствием состава административного нарушения». Водитель, находившийся в состоянии опьянения за рулем, получает права в зале суда.

Приведу в пример недавно прошедший в Санкт-Петербурге процесс. Некий Ю. Моденов ехал за рулем своего автомобиля в шесть часов утра по Пулковскому шоссе. На 13-м километре его остановили сотрудники ГИБДД. Им показалось, что водитель не совсем трезв. Инспекторы, соответственно, отстранили его от управления и повезли на медицинскую экспертизу.

Врачи подтвердили предположения гаишников. Те оформили протокол, задержали права и направили водителя в суд. Где, по всей логике, его должны были лишить прав. Однако не тут-то было. Его адвокат потребовал признать протокол о направлении к медикам как составленный с нарушением требований КоАП (Статья 12.26 КОАП РФ) (Статья 12.27 КОАП РФ).

Суд внимательно изучил такую постановку вопроса и признал, что да, необходимых процессуальных действий не было исполнено. Инспектор может направить водителя на медицинскую экспертизу только в трех случаях.

Если сам водитель отказывается пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения или не согласен с показаниями прибора, а также если, несмотря на нулевые показания прибора, у инспектора есть основания полагать, что водитель все-таки не трезв. Но Моденов не отказывался подуть в прибор, ему этого даже не предложили.

Соответственно, он не мог ни согласиться, ни поспорить с этим прибором. А инспекторы не могли привлечь двух понятых, чтобы те удостоверили показания алкотестера. И тем более не могли приложить к протоколу распечатку показаний прибора.

Инспекторы дорожно-патрульной службы ссылаются на то, что их еще не оборудовали должным образом и алкотестеров им не предоставили.

Как сообщили нам в департаменте обеспечения безопасности дорожного движения МВД России, в такой ситуации инспекторы должны были сначала отвезти подозреваемого на пост ДПС или в дежурную часть, где соответствующий прибор есть.

Там предложить ему подышать в трубочку и только после этого в указанных выше трех случаях отправлять на медосвидетельствование. Кстати, направлять к врачам тоже должны в присутствии двух понятых.

А если инспекторы не выполнили этих требований, то, значит, они оформили случай с нарушением процессуальных норм. И судья, освобождая от ответственности того же Моденова, просто поступил в соответствии с законодательством.

Надо сказать, что подобное решение уже не уникально. Сколько всего недоказанных пьяных освобождают от ответственности по стране — сказать сложно. Статистика не вычленяет эти случаи из общих данных.

А вчера пленум Верховного суда рассмотрел эту ситуацию и разъяснил судьям особенности принятия решения по таким вопросам. Теперь судьи должны учитывать соблюдение инспекторами процессуальных норм при направлении на медицинское освидетельствование. Для этого у гаишника может быть лишь три повода, которые перечислены выше, и обязательное присутствие двух понятых.

Владимир Баршев

Дорогие читатели, если вы увидели ошибку или опечатку, помогите нам ее исправить! Для этого выделите ошибку и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter». Мы узнаем о неточности и исправим её.

Верховный суд разъяснил, кого считать пьяным за рулем

«Российская газета» публикует решение пленума Верховного суда, которое вносит серьезные изменения в действующую судебную практику. Причем речь о нетрезвых водителях или отказавшихся от прохождения медосвидетельствования.

Тема более чем актуальная для нашей страны. Тем более что ответственность за это нарушение очень серьезная. Напомним, что за повторную пьянку нарушителю грозит уже даже не административная, а уголовная ответственность.

Однако у инспекторов ГИБДД вошла в моду практика привлекать за пьянку за рулем даже тех, кто не ехал на автомобиле. Например, вышел человек после отмечания чего-либо, заодно решил заглянуть в машину. Он ее даже не завел, а инспектор ему: дуньте в приборчик.

Или человек припарковал машину на ночь, перенес часть вещей домой, поужинал, принял сто грамм и пошел вытаскивать оставшиеся вещи. И опять откуда ни возьмись появляется инспектор с прибором. Так вот Верховный суд четко разъяснил, что привлечь водителя за пьянку можно только в том случае, если он в нетрезвом виде тронулся за рулем.

А если он даже распивал спиртное за рулем припаркованного автомобиля, назвать это управлением транспортом в нетрезвом состоянии никак нельзя.

За три серьезных нарушения ПДД будут лишать прав

Бывает, водители после совершения аварии скрываются с места преступления. Зачастую это связано с тем, что управляли машиной они в нетрезвом состоянии. Проходит несколько дней, и они являются в полицию с повинной, если их не найдут раньше.

За скрытие с места ДТП предусмотрено довольно суровое наказание, в том числе лишение прав на год. Но оно все же ниже, чем наказание за управление в нетрезвом виде.

А если в результате аварии есть пострадавшие или погибшие, то нетрезвое состояние очень серьезно усугубляет ответственность водителя.

Поэтому, чтобы избежать суровых последствий, многие нарушители пользуются пробелами в законодательстве, которые смягчат им наказание.

Верховный суд решил, что в таких ситуациях, если есть возможность установить, что водитель был нетрезв в момент аварии, необходимо применять к нему более суровые меры.

То есть водитель, скрывшийся с места происшествия, может быть признан нетрезвым, если после его задержания к моменту проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения не утрачена возможность установить факт нахождения лица в нетрезвом состоянии на момент совершения преступления.

Читайте также:  Отдохнуть в крыму в этом году можно без уплаты курортного сбора - юридические советы

Напомним, что согласно правилам дорожного движения, водитель не имеет права употреблять алкоголь до окончания всех процессуальных действий.

Верховный суд запретил наказывать пьяных водителей

15 декабря. По сути, Верховный суд РФ защитил всех автолюбителей страны от необоснованного обвинения в управлении транспортным средством в нетрезвом состоянии в тот момент, когда автомобиль стоит на месте. Сотрудники ГАИ впредь  каждый раз должны доказывать, что выпивший человек управлял автомобилем, а не просто сидел в машине. Неподсуден и ремонт автомобиля подвыпившим автомобилистом.

Важные разъяснения Верховный суд РФ дал в одном из дел. Житель Нижнего Тагила гражданин О.

был оштрафован и лишен прав за то, что он отказался пройти проверку на наличие алкоголя, когда занимался ремонтом своего самосвала. Транспортное средство в тот момент, к слову, было не на ходу.

Сотрудники ГАИ даже не смогли переместить его на спецстоянку. Однако это не помешало им предъявить претензии данному человеку.

В практике таких дел немало. Проблемы возникали и у тех людей, которые выпили и просто спали в автомобиле на обочине или курили в салоне авто на парковке возле дома. В итоге все они лишались прав за то, что просто находились в автомобиле или недалеко от своего автомобиля.

А все из-за того, что инспекторы ГИБДД забывают одно главное правило: прежде чем наказать нетрезвого человека, нужно доказать, что он управлял автомобилем. Просто находиться в автомобиле «под градусом» — не нарушение. Поэтому постановление ВС РФ по делу гражданина О. имеет принципиальное значение.

Дело было, видимо, так, ремонт автомобиля проходил на свежем воздухе, вокруг отдыхали люди. Что-то в поведении автомеханика им не понравилось, они вызвали ГАИ. Наряду, приехавшему по вызову, соседи объяснили, мол, человек не просто ремонтирует автомобиль, но постоянно садится в него, заводит и газует. А один раз, якобы, даже проехал 5 метров задним ходом.

Именно эти «мифические 5 метров» и были поставлены в вину автомобилисту. Гражданину О. сотрудники ГАИ предложили пройти тест на алкогольное опьянение. Человек отказался, так как не понимал, с какой стати? И был полностью прав. Однако правота не спасла его от неприятностей.

Инспекторы ГИБДД оформили на мужчину протокол за «невыполнение водителем ТС законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения».

За данное нарушение автоматически предусмотрено наказание в виде лишения прав вне зависимости от того, был ли человек пьян или нет.

Нижестоящие суды дело рассмотрели и оштрафовали человека на 30 тыс. рублей с лишением права управления ТС сроком на 1,5 года.

При этом ни один нижестоящий суд не обратил внимания на то, что самосвал был вообще не на ходу: у него была снята корзина сцепления.

Как на автомобиле, в котором отсутствует сцепление, можно включить заднюю передачу? А как можно проехать, хотя бы, метр? На эти вопросы пусть дают ответы те, кто составлял протокол.

Верховный суд РФ выяснил, что сами сотрудники ГИБДД не видели, как самосвал передвигался без сцепления. «Картину» записали со слов очевидцев. «Из показаний инспекторов ГИБДД также следует, что гражданин О. был в рабочей одежде, ремонтировал автомобили, факт управления ТС отрицал», — говорится в постановлении ВС РФ.

Более того, мировой судья из города Нижний Тагил не взял даже официальную выписку о показаниях прибора ГЛОНАСС, который был установлен на автомобиле. Согласно справке, в указанный период автомобиль не двигался, расход топлива составил 0. Время движения автомобиля 00:00:00. Пробег, согласно навигационной системе, 0. Какие могут быть вопросы к данному гражданину?

Все вопросы разрешил Верховный суд РФ. Он отменил решения всех нижестоящих судов и вернул гражданину О. права. ВС РФ разъяснил, что ремонтировать автомобиль в нетрезвом состоянии – это не нарушение. Сидеть в автомобиле нетрезвым допустимо, пока человек не взялся за руль и не двинулся с места. Поэтому лишать человека водительских прав без доказательств, что автомобиль двигался, нельзя.

но помните, что управлять автомобилем в нетрезвом состоянии запрещено. За такое нарушение предусмотрено серьезное наказание. И дело не только в наказании, ведь данное нарушение может привести к непоправимым последствиям для вас и окружающих. Поэтому воздержитесь от управления транспортным средством в нетрезвом состоянии. А чтобы это сделать было легче, посмотрите видео о пьяной езде.

VK

Вс пояснил, когда видеозапись проверки водителя на опьянение недействительна

Сотрудники ГИБДД при ведении видеозаписи проверки водителя на опьянение должны соблюдать все положения закона и предписания инструкций. Иначе видеофиксация будет признаваться судом недействительным доказательством, а водитель — освобождаться от ответственности, указал Верховный суд (ВС) РФ в решении по жалобе автовладельца из Смоленской области. 

ВС напомнил, что видеозапись является одной из гарантий обеспечения прав гражданина, которого привлекают к административной ответственности.

Она делается с целью исключения любых сомнений о правильности и полноте фиксирования в протоколах результатов освидетельствования.

Следовательно, автоинспекторы не должны пропускать видеофиксацию определенных процедур и тем более монтировать запись, отмечает ВС РФ.

Суть дела

Заявитель в жалобе указал, что его остановили сотрудники ГИБДД и заподозрили в управлении машиной в нетрезвом виде. Протокол об административном правонарушении и акт об освидетельствовании на состояние алкогольного опьянения составлялись в отсутствие понятых, но с применением видеозаписи.

Решениями мирового судьи участка № 53 Смоленска, Промышленного районного суда и постановлением замглавы Смоленского областного суда автолюбителя признали виновным в вождении в пьяном виде. Он был оштрафован на 30 тысяч рублей и лишен прав на управление транспортным средством на полтора года.

Вместе с тем, указал водитель, представленная в качестве доказательства видеозапись является неполной. Фактически она отражает лишь  информацию о подписании задержанным протоколов и акта, но при этом не содержит процедуры освидетельствования водителя. Отбор пробы выдыхаемого воздуха и его результаты на видеозаписи также не зафиксированы.

При этом мировой судья установил факт отсутствия на записи части процедур, но посчитал это обстоятельство несущественным нарушением процедуры освидетельствования.

Решение ВС

Верховный суд РФ с мнениями коллеги из нижестоящих инстанций не согласился и отменил все их решения, а дело об административном правонарушении прекратил.

Суд отметил, что для привлечения водителя к ответственности мало самого факта совершения правонарушения, сотрудники ГИБДД обязаны соблюсти все необходимые формальности установленных процедур.

В деле же смоленского автолюбителя они были не просто не соблюдены, а грубо нарушены, констатировал суд. Сотрудники полиции не стали записывать ключевые этапы освидетельствования водителя. Более того, очевидно, что автоинспекторы предоставили в суд не полную видеозапись, поскольку на ней отсутствовал ряд кадров с момента записи остановки транспортного средства.

«Изложенное свидетельствует о том, что должностным лицом ГИБДД не соблюден предусмотренный КоАП и правилами порядок проведения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и установления факта нахождения лица, которое управляет транспортным средством, в состоянии опьянения», — указал судья.

При этом защитник водителя последовательно указывал на это обстоятельство и просил обязать ГИБДД предоставить полную видеозапись, но этого сделано не было.

При таких обстоятельствах акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения является недопустимым доказательством по делу, как полученный с нарушением требований закона, констатировал суд.

Следовательно, нет и доказательств того, что водитель сел за руль нетрезвым, поэтому привлекать его к ответственности не за что, отметил судья Меркулов.

Неправильные доказательства

ВС напоминает, что при нарушении порядка привлечения водителей к ответственности, все ошибки трактуются судами в пользу автолюбителей.

«Обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного наказания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности», — говорится в решении.

Статья 26.2 КоАП относит к доказательствами по делу любые фактические данные, которые могут помочь установить наличие или отсутствие события правонарушения, а также виновность в нем привлекаемого к ответственности водителя.

Эти данные устанавливаются протоколом, объяснениями автовладельца, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств и вещественными доказательствами.

«Не допускается использование доказательств, если указанные доказательства получены с нарушением закона. Лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении  которых установлена его вина. А все неустранимые сомнения в виновности гражданина толкуются в его пользу», — отмечает Меркулов.

Он напоминает, что в случае подозрения в вождении в нетрезвом виде сотрудники ГИБДД должны провести освидетельствование, зафиксировать его результаты и отправить водителя на медосвидетельствование. Все эти действия должны проводиться в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи.

«Установленное законом требование о применении мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении с участием понятых или с применением видеозаписи является одной из гарантий обеспечения прав лица, привлекаемого к административной ответственности, с целью исключения любых сомнений относительно полноты и правильности фиксирования в соответствующем протоколе или акте содержания и результатов проводимого процессуального действия», — отмечает ВС РФ.

Алиса Фокс

Верховный суд разъяснил, как применять санкции к нетрезвым водителям — DRIVE2

Нижестоящим судам было дано разъяснение о том, что привлекать граждан к ответственности в случаях, если автомобиль стоял, а водитель в состоянии опьянения находился в водительском кресле, запрещено.

Как применять статьи Уголовного кодекса РФ в отношении нетрезвых водителей нижестоящим судам разъяснил Верховный суд. По данным «Коммерсанта», был уточнён порядок признания граждан пьяными, а также объяснён механизм применения к ним санкций.

Как отметил судья ВС Николай Дубовик, за последние семь лет в кодекс было внесено много изменений.

Напомним, в 2011 году вождение в состоянии опьянения стало квалифицирующим признаком при определении наказания для виновников ДТП, а в июле 2015 года ввели уголовную ответственность за рецидив.

Одно из важнейших уточнений ВС состоит в том, что привлекать водителя к уголовной ответственности за повторное пьяное вождение можно только в том случае, если автомобиль начал двигаться.

«Другие действия, в том числе нахождение лица на водительском месте недвижущегося ТС, не образуют состава преступления», — пояснил Николай Дубовик.

По данным правозащитников, на сегодняшний день известно немало случаев, когда инспекторы ГАИ наказывали нетрезвых автомобилистов за то, что они грелись в салоне заведённой машины или стояли с ней рядом.

Верховный суд также обратил внимание на нюансы процедуры тестирования водителей на состояние опьянения. Проверку разрешается проводить только с помощью установленных правительством РФ и Министерством здравоохранения процедур.

В их числе определение количества спирта в выдохе, «химико-токсикологические исследования», а также судебная экспертиза.

Ещё одно разъяснение запретило судам конфисковывать автомобили, которыми управляли пьяные граждане, в качестве орудия совершения преступлений (при совершении дорожно-транспортных происшествий в пьяном виде и повторной нетрезвой езде).

Читайте также:  Определен порядок подачи налоговой декларации для лиц, не имеющих места жительства - юридические советы

Ещё одним пунктом стало применение УК в отношении владельцев двухколёсной техники.

Раньше владельцы скутеров или мопедов, ставшие виновниками ДТП, получали наказание по статье 268, (максимально возможное лишение свободы – семь лет, даётся за инцидент с двумя и более погибшими).

Однако в прошлом году их обязали получать права, а значит, подобные нарушения подпадают под статью 264 с тюремным сроком до девяти лет.

Ранее стало известно о том, что даны пояснения касательно велосипедистов: их тоже можно привлечь к административной и уголовной ответственности за нарушения ПДД, к ним как раз применима 268-ая статья УК РФ. Отметим, суды смогут пользоваться разъяснениями после того, как они будут опубликованы на сайте Верховного суда.

www.kolesa.ru/news/verhov…ii-k-netrezvym-voditelyam

Вс внес разъяснения для судов, касательно вождения в нетрезвом виде — самарские водители

В Верховном суде скорректировали некоторые положения для судов относительно езды в нетрезвом виде.

Первое изменение: вводится запрет на привлечение пьяных водителей к ответственности, если автомобиль стоит на месте и водитель находится на водительском сидении, но при этом ТС не управляет. Аналогичное объяснение в Верховном суде уже давали, но только для тех пьяных водителей, кто впервые попался пьяным за рулем. В ВС утверждали, что привлечь водителя по статье 12.

8 можно лишь тогда, когда доказан факт управления автомобилем. То есть нельзя запретить автомобилисту заводить двигатель и, например, греться в машине.

Сейчас за повторное управление ТС в пьяном виде введена уголовная ответственность, поэтому требуется дополнительное разъяснение для судов: если факт управления ТС не доказан, то привлекать автомобилиста к ответственности нельзя.

Второе изменение: запрет на конфискацию автомобиля у водителей, вторично водивших автомобиль в пьяном виде если произошло серьезное ДТП. До этого сотрудники полиции конфисковали автомобиль как орудие совершения преступления. Но данный запрет на конфискацию не отменяет перемещение автомобиля на штрафстоянку, если на месте ДТП нет лиц, которые могли бы управлять данным ТС.

Третье изменение: об отказе от освидетельствования. Если водитель совершил ДТП, в котором есть пострадавшие и отказывается от прохождения медицинского освидетельствования, суды его будут приравнивать к пьяному, и он будет нести уголовную ответственность. Раньше подобных водителей при отказе от освидетельствования наказывали как трезвых, ведь факт их опьянения не был доказан.

Четвертое изменение: ВС обязал проверять на состояние алкогольного и наркотического опьянения водителей, которые скрылись с места ДТП и потом были пойманы нарядом ДПС.

Пятое разъяснение: ВС объясняет, что освидетельствование не может подтверждаться свидетельскими показаниями. Определить факт опьянения могут только в медицинском учреждении или инспекторы с помощью сертифицированного прибора. Показания свидетелей в суде не должны приниматься в расчет, если факт опьянения не был доказан двумя вышеозначенными способами.

ВС внес разъяснения о том, как применять статьи УК к велосипедистам и водителям мопедов малой мощности. Для велосипедистов, которые совершили ДТП со значительным ущербом здоровью или смертью человека, должна применяться статья 268 УК.

По ней предусмотрено лишение свободы до 7 лет. Для водителей мопедов и скутеров при совершении ДТП с такими же обстоятельствами необходимо применять уже другую статью: 264 УК.

По ней предусматривается максимальное наказание лишение свободы сроком до 9 лет.

Источник

Особенности рассмотрения уголовных дел в отношении предпринимателей: разъяснения ВС РФ

В целях исключения возможности использования уголовного преследования для давления на бизнес в законодательстве предусмотрены дополнительные гарантии обеспечения прав и законных интересов предпринимателей, привлекаемых к уголовной ответственности.

В частности, определено, что ряд преступлений в сфере предпринимательства являются делами частно-публичного обвинения, то есть возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя – например, мошенничество, а также присвоение или растрата (ч. 3 ст. 20 УПК РФ).

Установлен особый порядок признания предметов и документов вещественными доказательствами по делам об экономических преступлениях: определены четкие сроки вынесения соответствующего постановления, а также возвращения изъятых предметов и документов (ст. 81.1 УПК РФ).

Кроме того, в некоторых случаях возмещение предпринимателями причиненного ущерба является самостоятельным основанием для освобождения от уголовной ответственности (ст. 76.1 УК РФ).

По данным Судебной коллегии ВС РФ по уголовным делам, число осужденных за совершение преступлений в сфере предпринимательства и иной экономической деятельности сократилось за пять лет в четыре раза: с 8000 человек в 2010 году до 2032 в 2015 году.

Тем не менее это всего 0,2% от общего числа предпринимателей, дела в отношении которых были направлены в суды. За первое полугодие 2016 года было осуждено около 1000 человек, примерно четверть из которых освобождены судом от ответственности.

Эти данные свидетельствуют о том, что практика необоснованного уголовного преследования предпринимателей все же сохраняется.

В связи с этим ВС РФ подготовил разъяснения о том, как следует применять соответствующие нормы Уголовного кодекса и Уголовно-процессуального кодекса (Постановление Пленума ВС РФ от 15 ноября 2016 г.

№ 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности»; далее – Постановление № 48).

Особенности досудебного производства

Как отмечалось выше, уголовные дела о мошенничестве (ст. 159-159.3, ст. 159.5 УК РФ), присвоении или растрате (ст. 160 УК РФ), причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст.

165 УК РФ) возбуждаются только по заявлению потерпевшего, если эти деяния совершены ИП или юридическим лицом в связи с осуществлением предпринимательской деятельности.

ВС РФ уточнил, что в случае, когда потерпевшим является коммерческая организация, такое заявление подается ее единоличным руководителем, руководителем коллегиального исполнительного органа (например, председателем правления) или лицом, уполномоченным на представление интересов организации в уголовном судопроизводстве (п. 3 Постановления № 48).

Если же в совершении какого-либо из указанных преступлений обвиняется сам руководитель коммерческой организации, дело может быть возбуждено по заявлению органа управления, который, согласно уставу, назначает руководителя и прекращает его полномочия (к примеру, совета директоров). Данный орган может уполномочить иное лицо на обращение с заявлением о возбуждении дела в отношении руководителя.

При избрании меры пресечения судьям необходимо помнить, что заключение под стражу не применяется к подозреваемым и обвиняемым в совершении целого ряда преступлений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, среди которых: незаконное предпринимательство, специальные составы мошенничества и др. (ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ). Исключение составляют случаи, когда дело возбуждается в отношении лица, не имеющего постоянного места жительства в России, либо нарушившего ранее избранную меру пресечения, либо скрывшегося от органов предварительного следствия, а также когда личность подозреваемого или обвиняемого не установлена. Но даже при наличии любого из этих обстоятельств суды обязаны обсудить возможность применения более мягкой меры пресечения в каждом конкретном деле, подчеркнул ВС РФ (абз. 2 п. 6 Постановления № 48).

Кроме того, Суд пояснил, что если перечисленные в ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ преступления совершены ИП или членом органа управления коммерческой организации в соучастии с лицами, которые не являются предпринимателями, то последние также не могут быть арестованы (п. 8 Постановления № 48).

Специальный состав мошенничества

Особое внимание ВС РФ обратил на мошенничество в сфере предпринимательской деятельности (ч. 5 ст. 159 УК РФ). Напомним, такой специальный состав был возвращен в УК РФ летом текущего года (существовавшая ранее ст. 159.4 УК РФ утратила силу с 11 июля 2015 года в связи с признанием ее неконституционной).

Данное деяние заключается в преднамеренном неисполнении договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, повлекшем причинение значительного ущерба – более 10 тыс. руб. Речь идет только о договорах, сторонами которых являются ИП и (или) коммерческие организации (примечание 4 к ст. 159 УК РФ).

По мнению Суда, преднамеренным является умышленное полное или частичное неисполнение обязательств в целях хищения чужого имущества или приобретения права на него путем обмана или злоупотребления доверием другой стороны.

При этом обязательно должен быть доказан прямой умысел на совершение таких мошеннических действий (п. 9 Постановления № 48).

«Жалобы, поступающие в аппарат бизнес-омбудсмена, показывают, что умысел на хищение доказывается не всегда, хотя именно его наличие позволяет отделить мошенничество от гражданского правонарушения, которое совершается по вине стороны обязательства, – отмечает руководитель Экспертно-правового центра Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Алексей Рябов. – Например, когда предприниматель в отсутствие у него необходимого объема денежных средств вынужден выбирать, с кем рассчитаться: с бюджетом, с работниками или с контрагентами, речь не идет об уголовном преступлении».

О наличии прямого умысла могут свидетельствовать такие обстоятельства, как, например, отсутствие у лица реальной возможности исполнить обязательство, использование при заключении договора фиктивных или поддельных документов, сокрытие информации о задолженности стороны и залоге имущества, а также распоряжение полученными по договору средствами в личных целях. Однако наличие какого-либо из указанных обстоятельств само по себе не может свидетельствовать об умысле на совершение преступления, суд должен оценивать совокупность всех доказательств, подчеркнул ВС РФ.

Освобождение от ответственности

В декабре 2011 года Уголовный кодекс был дополнен положением, предусматривающим специальное основание для освобождения от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших определенные экономические преступления (ст. 76.1 УК РФ). Таковыми признаются лица, не имеющие неснятой или непогашенной судимости по тем же статьям на момент решения судом вопроса о возможности такого освобождения (п. 11 Постановления № 48).

Условием освобождения от ответственности за неуплату налогов или сборов (ст. 198-199.1 УК РФ) является возмещение в полном объеме ущерба, причиненного бюджетной системе РФ. Это значит, что до назначения судебного заседания по соответствующему делу должны быть уплачены все недоимки, пени и штрафы (ч. 2 ст. 28.1 УПК РФ).

Предприниматели отмечают, что на практике некоторые суды принимают в качестве подтверждающих факт возмещения причиненного ущерба только документы налоговых или иных уполномоченных органов о поступивших средствах.

В связи с этим ВС РФ уточнил, что соответствующим подтверждением являются и документы, удостоверяющие факт перечисления денег в счет задолженности налогоплательщика, например платежное поручение или квитанция с отметкой банка (п. 12 Постановления № 48).

Также Суд указал, что частичное возмещение ущерба, равно как и полное, но осуществленное после назначения судом первой инстанции судебного заседания, не могут быть основанием для освобождения от ответственности, но признаются смягчающими наказание обстоятельствами.

Читайте также:  Индексация заработной платы в 2017 и 2018 годах (трудовой кодекс) - юридические советы

Освобождение от ответственности за совершение преступлений, перечисленных в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, а именно: сокрытие денежных средств либо имущества организации или ИП, за счет которых должно производиться взыскание налогов и сборов, уклонение от уплаты таможенных платежей, неправомерное использование инсайдерской информации и др.

, возможно при соблюдении нескольких условий. В частности, при возмещении причиненного ущерба и внесении в федеральный бюджет денежного возмещения в размере двукратной суммы ущерба либо при перечислении в бюджет полученного в результате совершения преступления дохода и денежного возмещения, равного двукратному размеру этого дохода.

ВС РФ отметил, что размер ущерба определяется на основании договоров, первичных учетных документов, выписок по расчетным счетам и т. д., в том числе путем проведения судебной экспертизы.

При определении величины денежного возмещения доходом признаются не только денежные средства в любой форме (наличные, безналичные, электронные деньги), но и имущество, имущественные права, ценные бумаги и др. (п. 15 Постановления № 48).

Суд подчеркнул, что освобождение от ответственности за совершение этих преступлений возможно при возмещении ущерба и перечислении всех необходимых денежных средств в бюджет вплоть до удаления суда в совещательную комнату (абз. 2 п. 14 Постановления № 48).

Очень важен вывод ВС РФ о том, что ст. 76.1 УК РФ является определенной дополнительной гарантией для предпринимателей и не исключает возможности их освобождения от ответственности по другим основаниям.

Суд указал: если лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности, не выполнило все требования указанной статьи, оно не лишено права ходатайствовать об освобождении от ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ), примирением с потерпевшим (ст.

76 УК РФ) или назначением судебного штрафа (ст. 76.2 УК РФ). Суд может удовлетворить соответствующее ходатайство предпринимателя при выполнении им предусмотренных данными статьями условий (п. 16 Постановления № 48).

Надо отметить, что раньше Суд придерживался другого мнения, полагая, что единственным основанием для освобождения лица, совершившего преступление небольшой или средней тяжести в сфере экономической деятельности, является выполнение всех закрепленных в ст. 76.1 УК РФ требований (п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 г. № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности»; далее – Постановление № 19).

Однако подробный анализ уголовно-правового законодательства показал, что ст. 76.1 УК РФ была введена в качестве дополнительной гарантии в отношении лиц, совершивших преступления в сфере экономической деятельности.

При этом закон не предусматривает каких-либо ограничений для освобождения указанных лиц от ответственности по другим основаниям, установленными до вступления в силу этой нормы, отметил заместитель Председателя ВС РФ, председатель Судебной коллегии ВС РФ по уголовным делам Владимир Давыдов, представлявший проект нового постановления на заседаниях Пленума ВС РФ.

«Основания освобождения от ответственности как между собой, так и по отношению к ст. 76.1 УК РФ не могут соотноситься как общие и специальные нормы, хотя бы в силу того, что положения ст. 75, ст. 76, ст. 76.2 УК РФ распространяются исключительно на преступления небольшой и средней тяжести, а 76.1 УК РФ – еще и на тяжкие преступления.

Кроме того, если в первом случае освобождение от ответственности составляет дискрецию правоприменителя, то в последнем лицо обязательно должно быть освобождено от ответственности, если выполнены все необходимые условия», – подчеркнул заместитель ВС РФ.

В связи с этим п. 16 был исключен из Постановления № 19 (п. 21 Постановления № 48).

Источник: информационно-правовой портал ГАРАНТ.РУ

Вс пересмотрел взгляд на пьяных водителей

«Российские дороги превратились в места военных баталий», — говорил сегодня на заседании Пленума Верховного суда РФ его судья Николай Дубовик. По его данным, в 2015 году в России произошло 157 343 аварий, в которых погибло более 19 000 человек, а ранения получили почти 208 000.

За семь лет с момента выпуска постановления Пленума ВС, посвященного уголовной ответственности за нарушение правил дорожного движения[1], многое в законодательстве изменилось, была ужесточена уголовная ответственность для пьяных водителей-виновников аварий с жертвами, введено уголовное наказание за повторную поимку выпивших за рулем[2], а потому, делал вывод Дубовик, необходимы коррективы в документ. Сегодня пленум их утвердил. В отличие от дорог баталий в ВС не было, хотя Генпрокуратуру в документе устраивало не все. Например пункт постановления, который говорит, что доказать опьянение водителя можно исключительно с помощью освидетельствований, судебной экспертизы или исследований. Замгенпрокурора Владимир Малиновский сказал, что хотелось бы иметь возможность устанавливать факт опьянения с помощью свидетельских показаний, фото и видеоматериалов.

Дубовик был против. «Проблемы законодательного порядка не могут быть преодолены разъяснениями Верховного суда», — говорил судья и ссылался, что постановление пленума отвечает п.2 примечаний к ст.264 УК, где говорится, кого признавать пьяным[3]. «Факт употребления лицом веществ, вызывающих опьянение, должен быть подтвержден наличием в его организме этилового спирта, наркотических или психотропных веществ, — объяснял Дубовик. — [А это] невозможно установить с помощью, например, свидетельских показаний».

В итоге Малиновский спорить не стал. «Чтобы не затягивать процесс принятия постановления, я соглашусь», — объяснил он свою позицию.

Верховный суд определил случаи, когда водителя, скрывшегося с места аварии, можно будет признать пьяным на момент ее совершения.

Это возможно, следует из постановления, «если после его задержания к моменту проведения медосвидетельствования или судебной экспертизы не утрачена возможность установить факт нахождения лица в состоянии опьянения на момент управления транспортным средством». А отказавшегося от медосвидетельствования ВС предлагает считать пьяным на момент аварии.

Выпивать в припаркованном автомобиле можно. Эти случаи не должны приравниваться к управлению машиной в нетрезвом состоянии, следует из постановления Пленума ВС. Правонарушение надо считать законченным «с момента начала движения транспортного средства, управляемого лицом, находящимся в состоянии опьянения», говорится в постановлении.

«Другие действия, в том числе нахождение лица на водительском месте недвижущегося транспортного средства не образуют состава. Указанное разъяснение полностью соответствует правоприменительной практике», — заявил судья Дубовик.

Впрочем, эксперты отмечают, что зачастую правоприменительная практика была иной.

«Известны случаи, когда лиц привлекали к ответственности за управление в состоянии опьянения, а те фактически движение не осуществляли, либо автомобили вовсе были неисправны, а они в них просто выпивали», — говорит адвокат Илья Рейзер. По его словам, теперь факт движения транспортных средств следователям придется доказывать.

ВС предостерегает судей от поверхностного отношения к уголовным делам водителей, вторично попавшихся пьяными за рулем. Наличие у подсудимого аналогичного административного наказания не должно предопределять выводы о его виновности, говорится в постановлении.

Она, подчеркивает ВС, «устанавливается на основе всей совокупности доказательств, проверенных и оцененных посредством уголовно-процессуальных процедур». «Если [они] препятствуют постановлению приговора, суд возвращает уголовное дело прокурору», — говорится в документе.

Такое уточнение, считает Рейзер, принято в связи с низким качеством дознания по административным делам, где доказательства, в том числе состояния опьянения, нередко получаются с нарушением закона, процессуальные документы оформляются небрежно.

«В мировом суде из-за навала подобных дел на нарушения могут закрыть глаза, да и виновные зачастую за юридической помощью не обращаются», — говорит он.

В 2010 году Верховный суд уже корректировал постановление пленума 2008 года. Он указал, что дополнительное наказание в виде лишения водительских прав является обязательным по ч.2, 4, 6 ст.264 УК, по которым основным является лишение свободы.

Теперь ВС расширяет эту практику: судам разрешено отнимать права и после аварий, в результате которых человеку был причинен тяжкий вред здоровью (ч.1 ст.264 УК), даже если виновник и не отправился в колонию.

В этом случае, объясняет ВС, судам нужно ссылаться на ч.3 ст.

47 УК, которая позволяет лишать осужденных права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, даже если это взыскание не указано в статье УК.

Кроме того, ВС советует нижестоящим судам в приговорах «конкретизировать, что осужденный лишается права заниматься деятельностью по управлению транспортными средствами».

Из п.10 постановления пленума 2008 года ВС убрал несколько обстоятельств, которые суды могут рассматривать как смягчающие в делах о нарушении ПДД. Это, например, «неприменение пассажиром при поездке ремней безопасности, поездка на мотоцикле без мотошлема» и т.п.

«Нередки случаи, когда, несмотря на просьбы водителя, пассажир отказывается от использования данных мер безопасности по собственной инициативе, в результате чего в ходе ДТП получает более тяжкие повреждения. Данный факт справедливо учитывался как смягчающее обстоятельство, однако, будет ли учитываться теперь, не ясно», — говорит по этому поводу Рейзер.

Теперь в качестве примера смягчающих обстоятельств ВС приводит случай перехода пешеходом проезжей части с нарушением ПДД.

Примечания

1. Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 9 декабря 2008 г. № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения»

2. В УК РФ федеральным законом № 528-ФЗ от 31 декабря 2014 года (вступил в силу с 1 июля 2015 года) была введена ст.264.1. «Нарушение правил дорожного движения лицом, подвергнутым административному наказанию».

Она предусматривает наказание за управление автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством лицом, находящимся в состоянии опьянения, подвергнутым административному наказанию за управление транспортным средством в состоянии опьянения или за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения либо имеющим судимость за совершение преступления, предусмотренного ч.2, 4, 6 ст.264 УК.

3. Для целей ст. 264 и 264.

1 УК «находящимся в состоянии опьянения признается лицо, управляющее транспортным средством, в случае установления факта употребления этим лицом вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, установленную законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях, или в случае наличия в организме этого лица наркотических средств или психотропных веществ, а также лицо, управляющее транспортным средством, не выполнившее законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения в порядке и на основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации».

Ссылка на основную публикацию