Военных легионеров начнут привлекать к уголовной ответственности — юридические советы

Эксперт рассказал о трудностях привлечения Путина к уголовной ответственности в Гааге

Военных легионеров начнут привлекать к уголовной ответственности - юридические советы

Владимир Путин / REUTERS

Как передает корреспондент УНИАН, об этом он сказал на пресс-конференции на тему: «Отчет прокурора МУС: мифы и реалии».

Как пояснил эксперт, Украина не может самостоятельно, отталкиваясь от своего национального законодательства, открывать уголовное дело в отношении президента РФ Путина за аннексию Крыма и за войну на Донбассе, чтобы в итоге получить возможность привлечь его к уголовной ответственности.

«Иммунитет от уголовной юрисдикции главы государства действительно существует, но он касается только случаев, когда уголовное дело возбуждено национальным судом другого государства.

То есть, Украина не может возбудить уголовное дело в отношении главы иностранного государства, хоть России, хоть любой другой.

Это прямо запрещено международным правом, есть иммунитет, и даже в случае худших преступлений наши обязанности наказывать за эти худшие преступления все равно наталкиваются на процессуальное препятствие, на наличие иммунитета», — отметил Гнатовский.

В то же время он сказал, что у МУС такого препятствия нет.

Читайте такжеРФ потерпела фундаментальное внешнеполитическое поражение, начав войну в Украине – российский политолог

«Римский устав, 27-я статья, говорит о том, что нет иммунитета независимо от того, какую должность человек занимает. То есть, глава иностранного государства так же не имеет иммунитета, но кто его передаст в Международный уголовный суд?», — заявил Гнатовский.

В этой связи он рассказал о ситуации с лидером куда менее влиятельного государства Судан Омаром аль-Баширом, который стал первым главой иностранного государства, в отношении которого МУС выдвинул обвинения и запросил его передачу.

В частности, лидер Судана почти не покидает эту страну, время от времени путешествует в другие африканские государства, но ни одна из них не задержала его и не передала в МУС.

Юрист подчеркнул, что эта ситуация происходила даже при условии, что та или иная африканская страна была участницей Римского статута, нарушая таким образом этот документ.

«Добиться, чтобы передали главу иностранного государства не так просто.

Кроме того, даже среди ученых-специалистов по международному уголовному праву нет единодушия в вопросе, точно нет иммунитета во всех случаях, или, может, его нет только в случаях, когда Совет безопасности (ООН) передает дело в Международный уголовный суд. Я придерживаюсь этой точки зрения, что его вообще нет… Но на практике это реализовать очень и очень трудно, поэтому иллюзий никаких не надо иметь», — сказал Гнатовский.

Читайте такжеРасследование убийств Майдана: сколько подозреваемых в убийстве Фемида отправила за решетку

Кроме того, по мнению юриста, представители украинской власти и чиновники почему-то находятся под впечатлением, что обвиняться в Международном уголовном суде могут только враги Украины. «На самом деле, когда речь идет о военных преступлениях, то не важно, кто их совершил.

Тот, кто борется за правое дело, или это жертва агрессии, это агрессор, не важно. Есть законы в случае войны, они одинаковы для всех, и если произошли какие-то серьезные нарушения, есть военные преступления, соответственно, виновные несут ответственность», — сказал Гнатовский.

При этом он сказал, что Украина как государство ответственное, должна сама организовывать расследование любых утверждений о том, что, например, украинские военнослужащие или добровольцы могли нарушать гуманитарное право и совершать преступления.

По его словам, если Украина это делает, то МУС в эти дела не вмешивается. Также он обратил внимание, что различные международные организации утверждают, что на Донбассе все стороны совершают нарушения гуманитарного права.

«Иностранных граждан достать не так легко, поэтому Украина может, конечно, запрашивать об их выдаче, но выдадут ли их Украине, вряд ли», — отметил юрист и добавил, что если в Украине в рамках уголовного расследования есть убедительные доказательства, то любое другое государство должно выдать этих лиц Украине или судить самостоятельно в соответствии с обязанностями по Женевским конвенциям по гуманитарному праву.

Вместе с тем, по его словам, если дело будет рассматривать МУС, то выдать ему обязаны только государства, участвующие в Уставе МУС, а Российская Федерация не принимает там участия.

Читайте также»Мировая политика трещит по швам»: как СМИ отреагировали на выход России из Римского статута

Таким образом, он сказал, что не очень очевидными есть основания считать, что в МУС кого-то быстрее передадут, чем в Украину.

Как сообщал УНИАН, президент РФ Владимир Путин подписал распоряжение, согласно которому Россия намерена не становиться участником Римского статута Международного уголовного суда (МУС).

Римский статут (статут МУС) был разработан с участием России и принят на дипломатической конференции полномочных представителей под эгидой ООН 17 июля 1998 года в Риме. Он вступил в силу 1 июля 2002 года и начал действовать в 2003 году.

Россия подписала документ 13 сентября 2000 года.

МУС – это судебный орган, призванный осуществлять правосудие от имени всего мирового сообщества в отношении лиц, виновных в совершении наиболее тяжких преступлений: геноцида, агрессии, преступлений против человечности и военных преступлений.

Каждый из этих терминов трактуется судебным правом различных стран по-разному, но государства, присоединившиеся к статуту МУС, подтверждают, что они понимают их одинаково.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Сокрытие преступления на службе. Кто и за что отвечает? — Военный юрист. Военный адвокат

Примеры сокрытия преступления (фамилии приведены для примера):
Пример № 1) — скорее виновен, чем не виновен Сержант к/сл Селезнев ударил рядового к/сл Петрова так, что у рядового Петрова сломана рука в двух местах. Действия сержанта Селезнева должны быть квалифицированы по п. «а» ч. 3 ст.

286 УК РФ как превышение должностных полномочий с применением насилия. От 3-х до 10 лет лишения свободы. Категория преступления — тяжкое. О данном случае очевидец-свидетель докладывает командиру роты.

Поскольку сержант Селезнев на хорошем счету, а рядовой Петров «был не прав» и без претензий к сержанту, а травма и преступление в войсковой части это совсем не хорошо для общего учета, то командиром роты Ивановым принимается решение скрыть случай. Ком.

роты Иванов отдает команду везти рядового Петрова в обычную больницу (где скрывается, что он военный) и докторам поясняется, что гражданин Петров упал. Командир роты служебное разбирательство не оформляет, со свидетелями-очевидцами проводится воспитательная работа о молчании. Коллектив роты все знает, но никто никому не докладывает.

Также командир роты Иванов докладывает о случае вышестоящему командиру «без бумажек», т.е. без рапорта. Вышестоящий командир ругается, но одобряет решение командира роты Иванова, так как происшествие действительно ни к чему. Рядового Петрова оформляют срочно в отпуск, или иным способом прячут.

О случае, возможно, узнаёт командование части, и, ругаясь, но также негласно одобряют деятельность командира роты Иванова по сокрытию травмы и преступления. Затем не важно каким способом травма и преступление выявляется. Прокуратура, следственные органы начинают расследование, сержанта привлекают к уголовной ответственности. Затем встает вопрос о сокрытии. Поскольку выявляется, что команды на сокрытие исходили от командира роты Иванова, то в отношении Иванова возбуждается уголовное дело по ч. 1 ст. 285 УК РФ. Скорее всего командира роты Иванова признают виновным.

Пример № 2) — скорее невиновен, чем виновен. У рядового Петрова украл деньги с банковской карты (не важно как) рядовой с другой роты. Возможно, кто украл еще не известен. Рядовой Петров сообщил о преступлении в отношении него командиру роты Иванову. Командир роты Иванов обсуждает с рядовым Петровым ситуацию, но что-либо умного не придумывают и вместе идут в штаб за советом что делать. В штабе командир роты Иванов не получает дельного совета, а получает по шапке за то, что занимается ерундой и не готовится к завтрашнему выезду на 3-хдневные учения. В итоге командир роты Иванов советует рядовому Петрову обратиться в полицию, говорит, что даже поможет с этим, но сейчас надо готовится к выезду на учения. Рапортов и документов, служебных разбирательств не оформляется, в штабе о проблеме в курсе, но всем не до этого. Учения затягиваются на неделю. После учений и выходного дня, рядовой Петров вновь обращается к командиру роты Иванову, и командир роты отпускает Петрова в полицию писать заявление. Заявление о преступлении затем попадает в военные следственные органы, начинается расследование. И, УРА!, умный прокурорский работник замечает, что командир роты Иванов бездействовал, а значит имел умысел скрыть преступление. Для командира роты Иванова начинается серия мытарств и в целом не очень приятных будней общения с правоохранительными органами, дни неизвестности и душевных метаний при полном нежелании быть привлеченным к уголовной ответственности. Командир роты в описанной ситуации не будет привлечен к уголовной ответственности.
Пример № 3) — скорее виновен, чем невиновен, НО не доказать.

Читайте также:  Кбк по торговому сбору для юридических лиц в 2018 году - юридические советы

В один из будней военная прокуратура выясняет (не важно как), что военнослужащий рядовой к/сл Петров уволен со службы в августе месяце, но с января того же года в части отсутствовал, да и при увольнении в части Петрова не было.

С января по август Петрову начислялись деньги, которые он тратил совсем не в том месте, где находится его войсковая часть. Петрова привлекают за самовольное оставление части (неявку в срок на службу), суд выносит приговор. Петров виновен. Также имеется ущерб в сумме 100000 рублей и сокрытие преступления — отсутствие Петрова в части.

Все следы ведут к командиру батальона, где служил рядовой Петров. Служебных разбирательств отсутствия Петрова на службе нет, рапортов тоже нет. В отношении командира батальона возбуждают уголовное дело по ч. 1 ст. 285 УК РФ. Мотив преступления — желание командира батальона не портить статистику, получать премии и не получать взыскания.

Командира батальона Иванова обвиняют в сокрытии от вышестоящего командования и правоохранительных органов преступления, совершенного Петровым, и, тем самым, нанесения государству ущерба в сумме незаконно выплаченных Петрову за время СОЧ 100000 рублей (да-да, именно на командира вешается эта сумма, как причинно-следственная связь «сокрытие — нанесение ущерба»). Следствие идет хорошо, командир роты говорит, что каждый раз докладывал командиру батальона о СОЧ Петрова, разбирательств нет, рапортов нет, но всё указывает на то, что командиру батальона об отсутствии Петрова было надлежащим образом сообщено и известно. Тут, неожиданно всплывает, что в журнале учета рапортов в/части имеется короткая запись в январе: «Рапорт об отсут. Петрова. Ком.бат. м-р Иванов». Всё. Самого рапорта нет. Пояснить о рапорте и его содержании никто не может, где этот рапорт и принималось ли какое-либо решение никто пояснить не может — не помнят, не знают, след теряется в деталях бюрократических винтиков. Сам командир батальона Иванов показания давать отказывается (его святое право согласно ст. 51 Конституции РФ). Правоохранительные органы негодуют, вина командира батальона налицо, но запись в журнале учета рапортов дает презумпцию невиновности Иванову, поскольку свидетельствует о том, что он надлежащим образом куда-надо доложил. Затем могут идти месяцы следствия, выяснения компроматов на Иванова с целью надавить и тому подобное. Также в данном примере очень важна грамотная линия построения защиты.

В итоге командир батальона останется не судимым.

Пример № 4) — просто виновен. Ситуация с самовольным оставлением части, как и в примере № 3. Рядовой к/сл Петров с января по август отсутствовал в части, затем его уволили, при этом с января по август он получал денежное довольствие. СОЧ выявлено, Петров осужден по ст. 337 УК РФ.

При этом с января по август в войсковой части имеются служебные разбирательства об отсутствии рядового Петрова на 3 дня, на 2 дня и так каждый месяц, а также Петров якобы еще и в отпуске успел побывать. Служебные разбирательства оформляются на уровне командира роты и взвода, но все говорят, что поручение об указанном было со стороны командира батальона.

Выше командира батальона к командованию части рапортов об отсутствии рядового Петрова нет. То есть картина вырисовывается о том, что рядового Петрова прикрывали документами о том, что вроде как в части он появляется, но службу негодяй прогуливает. Командир батальона, скорее всего (90%), будет осужден по ч. 1 ст. 285 УК РФ.

Однако, при стечении определенных обстоятельств и правильном построении защиты такое может и не произойти.

  1. Признаки преступления и порядок расследования.

2.1   Признаки преступления.

Диспозиция статьи по сокрытию:

Использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства».

Следует обратить внимание, что к уголовной ответственности будет привлекаться лицо, которое (всё нижеописанное должно совпасть в совокупности): 1) должностное — то есть состоящее на командирской должности с комплектом определенных Уставом и иными нормами обязанностей 2) в служебные полномочия такого должностного лица входит обязанность контролировать личный состав, даже если это лицо назначено кем-то на должность временно. 3) На таком должностном лице лежит обязанность доложить о преступлении личного состава, дабы инициировать уполномоченными органами (куда входит и командование в/части) проверку сообщения о преступлении 4) должностное лицо совершило деяние, воспользовавшись своими служебными полномочиями (как в примере № 1 и № 4): отдал приказ, указание, подготовил документы, подписал документы и т.п., либо благодаря полномочиям не осуществлял движение сообщения о преступлении 5) должностное лицо совершило данный поступок вопреки интересам службы, то есть, к примеру, если командир батальона Иванов увидел как командир его роты Петров украл у соседа по общежитию деньги, и никому не сообщил об этом, то Иванов просто будет свидетелем. Ну а если командир батальона увидел, либо ему доложили, что Петров избил подчиненного, и никак не отреагировал, то командир батальона ответит за сокрытие. Иными словами сокрытие преступления должно прямым образом соотносится с интересами государства в сфере службы. Интересы службы: боеготовность части, соблюдение устава, морально-психологическое состояние личного состава, отсутствие хозяйственного и денежного ущерба, состояние законности. 6) сокрытие может быть выражено как в виде действия (активное сокрытие, например, путем оформления подложных служебных разбирательств, либо укрывание бойца с разбитым лицом / поломанной рукой от всех и вся), так и в виде бездействия, выражающегося в не донесении вышестоящему командованию или правоохранительным органам о преступлении. 7) должностное лицо должно иметь мотив: корыстная или иная личная заинтересованность. Как правило это желание избежать дисциплинарного наказания, получать премии и т.п. Ниже будет указан такой пример из существовавшего дела.

8) сокрытие повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Это и «не возбуждение уголовного дела», и «подрыв боеготовности», и «дискредитация вооруженных сил», и финансовый ущерб в виде незаконно выплаченных денежных довольствий, и лишение права потерпевшего на возмещение вреда и т.п.

Существует еще масса нюансов, которые, кроме прочего, описаны в соответствующем Постановлении Пленума Верховного суда РФ.

2.2       Порядок расследования

Порядок расследования в целом отличается только по 2 основным критериям:

— должностное лицо бездействовало

— должностное лицо действовало

Как правило, сначала осуждается и признается виновным то лицо, по поводу которого свершилось сокрытие (тот рядовой Петров, что совершил СОЧ). Получив на руки приговор или иное окончательное решение по делу в отношении Петрова, правоохранительные органы решают вопрос с должностным лицом о сокрытии.

Производятся допросы очевидцев-свидетелей, нижестоящих должностных лиц, вышестоящих должностных лиц.

Изымается служебная документация, касающаяся служебных разбирательств, рапортов, приказов.

Проводятся почерковедческие экспертизы.

Пример из обвинения по уголовному делу о сокрытии (ч. 1 ст. 285 УК РФ), уголовное дело в итоге прекращено:

«Таким образом, командир батальона войсковой части 00000 майор ФИО в период с 00.00.0000 по 00.00.

0000, находясь на своем рабочем месте в войсковой части по адресу: адрес, осознавая общественную опасность своих действий (бездействия), предвидя наступление общественно-опасных последствий и желая их наступления, действуя в нарушение статей, перечисляются статьи УВС ВС РФ и других нормативов, из иной личной заинтересованности, желая скрыть от вышестоящего командования действительное положение дел во вверенном подразделении в части укомплектованности личным составом, создать видимость благополучного состояния воинской дисциплины и правопорядка в подразделении, стремясь скрыть от вышестоящего командования совершение преступления его подчиненным ФИО, а также из корыстных побуждений, опасаясь быть лишенным выплаты дополнительного материального стимулирования в результате возможного привлечения к дисциплинарной ответственности за не обеспечение необходимых условий по соблюдению уставного порядка в подразделении, своими умышленными действиями и бездействием совершил злоупотребление должностными полномочиями, то есть использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, выразившееся в сокрытии от вышестоящего командования сведений о незаконном отсутствии на службе подчиненного военнослужащего, непринятии командиром в/части мер по регистрации сообщения о совершенном ФИО преступлении, проведении по нему проверки, принятию процессуального решения ……….» и далее много всяких последствий, связанных с отсутствием возможности государства привлечь к ответственности гражданина, совершившего преступление на службе и возникновением в связи с этим материального вреда.

Пример из приговора военного суда по уголовному делу о сокрытии (ч. 1 ст. 286 УК РФ):

Читайте также:  Как отправить или оплатить посылку наложенным платежом и что это такое? - юридические советы

«Майор ФИО, являясь должностным лицом — командиром батальона Эн войсковой части 00000, дислоцированной в таком-то месте, 01 августа 2—- года на территории указанной войсковой части совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий, предусмотренных ст.ст.

16, 19, 75, 79, 80 и 81 Устава внутренней службы ВС РФ, выразившиеся в освобождении без законных на то оснований подчиненного младшего сержанта ФИО в период с 01 августа 2—- по 10 марта 2—- г.

от исполнения должностных обязанностей и обязанностей по военной службе, что повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов государства, а также причинению государству материального ущерба в размере 154 000 руб. 20 коп.»

  1. Последствия. Выходы из ситуации.

Последствия (негативные) для военнослужащих можно указать следующие:

— судимость

— проблемы по службе

— личные проблемы в связи с привлечением к уголовной ответственности.

Обо всех последствиях и выходах из сложившейся ситуации можно узнать, получив консультацию, обратившись к квалифицированному специалисту.

Адвокат Меньших В.С.

www.Woenved.ru

Военный адвокат, военный юрист.  

Юридическая помощь военнослужащим

Уголовная ответственность за преступления против военной службы

Военнослужащие, как и все граждане России, наделены всеми конституционными правами и свободами.

Но на них к тому же возлагается дополнительная ответственность в силу особенности федеральной государственной службы.

Они обладают особым статусом, куда входит и уголовная ответственность военнослужащих.

В ст. 59 Конституции РФ говорится, что защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина России. Именно эта норма есть правовое основание установления уголовной ответственности за преступления против военной службы.

Это требование запрещает уклоняться от такой службы и нарушать порядок ее прохождения.

Ст. 331 Уголовного кодекса РФ (в ред. от 06.07.2016) раскрывает пределы и содержание ответственности, а также содержит определение понятия преступлений против военной службы.

Под ними признаются преступления против порядка прохождения службы, которые совершены военнослужащими и пребывающими в запасе гражданами во время военных сборов.

Правила несения службы должны исполняться на всех уровнях Вооруженных Сил РФ и относятся в равной степени ко всем должностям. При совершении противоправных проступков при боевых условиях и в военное время, судебное рассмотрение проходит в особом порядке.

Таким образом, усугубляется и ответственность. Преступления, совершенные военнослужащими, должны быть рассмотрены военными судами разных инстанций. Гражданское судопроизводство к этому отношения не имеет.

Преступления против военной службы

Ответственность военнослужащих за уголовные правонарушения общего характера ничем не отличается от ответственности обыкновенных лиц.

В то время как воинские преступления выделены в отдельную главу и разделены по направлениям:

  1. Статьи 332-336 УК — несоблюдение порядка подчиненности и нарушение уставных правил.
  2. Статьи 337-339 УК – уклонение от обязанностей службы и заведомо неправильное их исполнение.
  3. Статьи 340-344 УК – невыполнение правил несения внутренних служб.
  4. Статьи 345-352 УК – преступное и небрежное использование военного имущества, оружия и нарушение правил эксплуатации военной техники.

Наиболее часто служащие осуждаются за самовольное отсутствие на службе и нарушение устава.

Проступки, которые связаны с материальным ущербом, совершаются довольно редко. За преступления против военной службы не несут ответственность:

  • гражданские лица, которые работают в воинских частях;
  • учащиеся военных училищ;
  • сотрудники внутренних дел.

Если данные лица причастны к совершению преступления, то они должны быть осуждены гражданским судом как соучастники.

Обстоятельства, исключающие преступность деяния

Правовое положение военнослужащих и особенности их статуса предусматривают определенные особенности обстоятельств, которые исключают преступность деяния при военной службе.

Согласно главе 8 УК РФ к ним относятся:

  • необходимая оборона;
  • причинение вреда при задержании преступника;
  • состояние крайней необходимости;
  • физическое, психическое принуждение;
  • обоснованный риск;
  • исполнение распоряжения и приказа.

Данные обстоятельства распространяются на военнослужащих на общих основаниях. При их применении необходимо учесть особенности военной службы, связанной с беспрекословным выполнением поставленных задач в различных условиях, включая риски для жизни.

При несении боевой, караульной и иных специальных служб, военнослужащие не должны уклоняться от выполнения воинских обязанностей, даже если существует состояние крайней необходимости, и их жизнь подвергается опасности.

Ответственность за военные преступления

Основанием для судебного следствия является нарушение уставных правил. К ним относятся неподчинение приказу командира, нарушение устава, конфликт с сослуживцами, отказ от постовой и караульной службы, оскорбление граждан, которые исполняют воинские обязанности.

Вина обвиняемого зависит от тяжести причиненных последствий. За нарушение уставных правил законом предусмотрены следующие наказания:

  • ограничение роста по службе сроком до 2 лет;
  • арест до 6 месяцев;
  • перевод в дисциплинарную часть сроком до 2 лет;
  • лишение свободы до 5 лет.

Если преступление дополнено отягчающими обстоятельствами, то срок тюремного заключения может быть повышен до 8 лет.

Особо выделяют преступления, которые связаны с издевательствами над сослуживцами, и повлекшие тяжкие последствия для здоровья и жизни потерпевших.

Это та самая, пресловутая «дедовщина». Именно она является самой распространенной причиной для обращения в суд. Часто родственники солдат, проходящих срочную службу, обращаются в военную прокуратуру с просьбой инициировать рассмотрение.

За подобные противозаконные деяния предусмотрено лишение свободы от 3 до 10 лет.

Дезертирство – это отказ от военной службы, который заключается в уклонении от призыва или невозвращении на часть более трех суток без уважительной причины. Осуждается сроком до 7 лет. Если дезертир применил оружие или взял его собой, то срок увеличивается до 10 лет.

За преступное и халатное отношение к военному имуществу предусмотрена административная (выговор, штраф, понижение в звании) и уголовная ответственности. При вынесении приговора учитывается величина вреда, нанесенного технике и имуществу.

Важно знать, что штрафные санкции не могут быть применены к солдатам срочной службы. Административные наказания заменяются на содержание на гауптвахте на время, установленное гарнизонным судом.

Наказание может быть условным. Если повторных нарушений не было, то приговор в исполнение не приводится.

Расследование воинских преступлений

Расследование призвано определить к какому виду нарушение относится.

Обязательно должен быть определен состав преступления, учтены все факультативные и обязательные признаки.

К обязательным относятся доказанная вина, определение правонарушителя, причинно-следственная связь между проступком и результатом. К факультативным относятся цель, место, мотив и время события.

Роль органов дознания выполняют командиры частей и руководители военных учреждений. Командиром должна быть назначена следственная комиссия, которая проводит дознание и представляет свое заключение по имеющимся материалам дела. Не могут проводить следственные действия подчиненный или командир обвиняемого.

Далее дело должно быть направлено в военный суд гарнизона. Дознание считается законченным после получения следователем военной прокуратуры материалов дела и первичных документов.

Очень часто рассмотрение дела заканчивается изменением квалификации или определением по нескольким статьям.

Закон предусматривает довольно жесткую уголовную ответственность военнослужащих за преступления против службы. Такого рода дела рассматриваются исключительно военными судами.

Это происходит потому, что военные преступления обуславливаются спецификой объекта посягательства и субъекта. Объектом является установленный порядок прохождения военной службы. Ведь весь смысл воинской дисциплины заключается в этом порядке. Именно он обеспечивает военную безопасность государства.

Уголовные риски для юристов: как консультанту не стать соучастником…

Наряду с бенефициарами и руководителями к уголовной ответственности все чаще привлекают юристов.

Эксперты в уголовном праве дали советы коллегам на гражданско-правовом поприще и рассказали, в чем разница между описанием рисков и дачей советов на юридической консультации.

Может ли адвокатский статус стать панацеей от нежелательных встреч с правоохранителями? Не все юристы уверены в положительном ответе.

Юридическая работа – это априори уголовно-правовой риск, считает адвокат уголовной практики АБ «Ковалев, Рязанцев и партнеры» Ольга Сидорова.

Наряду с руководителями и бенефициарами к ответственности стали чаще привлекать юристов, подтверждает партнер АБ «Коблев и партнеры» Руслан Коблев, хотя, по его наблюдениям, здесь нет системного характера. По словам Сидоровой,

По словам Сидоровой, доказать причастность юриста обычно несложно, особенно если он общается не только с клиентом-руководителем, но и с другими сотрудниками, которые раскрывают «все карты» перед правоохранительными органами, включая переписку.

Руководителей обычно привлекают к ответственности по делам о мошенничестве (ст. 159 Уголовного кодекса), присвоении и растрате (ст. 160 УК), уклонении от уплаты налогов и (или) сборов в организации (ст. 199 УК), а также по делам о злоупотреблении полномочиями (ст. 201 УК), перечисляет Коблев.

Он называет и более редкие преступления, практика по которым еще не полностью сформировалась. Это фальсификация финансовых документов учета и отчетности финансовой организации (ст. 172.1 УК), воспрепятствование осуществлению или незаконное ограничение прав владельцев ценных бумаг (ч. 2 ст. 185.

4 УК), фальсификация решения общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества или решения совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества в целях незаконного захвата управления (185.5 УК).

Если их станут чаще использовать – это повлечет проблемы с квалификацией действий юристов, которые были замешаны в подобных схемах, прогнозирует Коблев. Сложности в определении степени соучастия признает и Сидорова.

Читайте также:  Какой размер штрафа за просроченную страховку? - юридические советы

Зоны риска: от консультаций до переговоров

Консультации – это форма интеллектуального пособничества в преступлении, объясняет директор юргруппы «Яковлев и партнеры» Анастасия Рагулина:

«Зеленый» специалист может позволить вовлечь себя в преступную деятельность – например, стать руководителем «однодневки» или подписать заведомо фиктивный документ, говорит управляющий партнер АБ ЕМПП Сергей Егоров. Но это скорее исключение, и начинающий юрист сам должен понимать, что делает, полагает Егоров.

По словам адвоката, такие действия, как дача взяток, обналичивание средств с участием юристов и так далее, не имеют особой уголовной специфики на общем фоне. Зато компанию, в интересах которой выплачена взятка, после уголовного дела сотрудника может ждать огромный административный штраф – до стократной суммы взятки (19.

28 КоАП), предупреждает Коблев.

О чем стоит помнить добросовестным юристам

При подписании правового меморандума не помешает бдительность, отмечает Егоров.

Если в документе не просто описываются риски, а предлагаются решения, их следует обосновать со ссылками на закон и практику его применения, что особенно касается налоговых консультантов, рекомендует эксперт.

Понять, что хочет доверитель, можно еще на стадии предварительных переговоров, говорит Рагулина. «Более того, всегда можно взять тайм-аут, чтобы оценить риски не только для клиента, но и для себя,» — советует она.

Если бенефициары или менеджеры требуют от юристов совершить действия, которые образовывают состав преступления, нужно как минимум воздержаться от этого и письменно уведомить руководство о возможности возбуждения уголовного дела, обращает внимание Коблев. Чтобы снять определенные правовые риски, хорошая идея руководствоваться Кодексом профэтики адвоката, даже если у консультанта нет этого статуса, предлагает Сидорова.

Встречаются случаи, когда адвокат передает в суд доказательства, переданные ему клиентом, рассказывает Баганов. Если потом окажется, что они фиктивные, ответственность за это будет нести адвокат (если не докажет первоисточник). Поэтому Баганов рекомендует в таких случаях не пренебрегать актами приема-передачи.

Еще одна «зона риска», помимо правовых консультаций, — это участие в переговорах, продолжает Сидорова. Правоохранители могут расценить его как вымогательство, особенно если оно связано с активной поддержкой позиции доверителя, предупреждает адвокат «Ковалева, Рязанцева и партнеров».

Например, осенью 2016 года был задержан юрист Игорь Трунов, который представлял лидера французской группы Space Дидье Маруани. Тот обвинил Филиппа Киркорова в плагиате и потребовал компенсацию 1 млн евро. Киркоров обвинил Трунова и Маруани в вымогательстве, но в конце декабря 2016 г.

стало известно, что правоохранители не дали делу ход.

Адекватный консультант всегда найдет, что им ответить, не нарушая ни УПК, ни доверие клиента, твердо убежден Егоров. Ему неизвестны случаи, когда юрист дал бы показания на своего клиента под давлением органов следствия.

В теории это возможно, если консультант сам замешан в «темных делах», и следствие предлагает ему заключить сделку и «сдать» клиента, рассуждает управляющий партнер ЕМПП.

Также консультант может дать показания на клиента, если тот использовал его «в темную» и скрыл то, что потом вызвало интерес у правоохранителей, предполагает Егоров.

Адвокатский статус — +100 к защите

Адвокатский статус дает своему обладателю массу преимуществ. Большинство экспертов считают его значительным подспорьем в нежелательных столкновениях с правоохранительными органами.

  «Они понимают, что от адвоката практически невозможно получить свидетельские показания на клиента в силу адвокатской тайны, — рассказывает Егоров. – Немногочисленные случаи вызова на допрос говорят лишь о слабости позиции обвинения».

«Простой» юрист при допросе теряет свои регалии и обязан дать показания в ходе расследования или доследственной проверки, что может касаться десятков и сотен специалистов в штате, предупреждает адвокат BGP Litigation Георгий Баганов.

Поэтому, по его мнению, корпоративным заказчикам следует дополнять свои юридические подразделения «внешними» адвокатскими (поскольку принять адвоката в штат нельзя).

Впрочем, вызов адвоката на допрос может быть попыткой от него избавиться, замечает Баганов. Если неопытный специалист на него придет (пусть он даже ничего не расскажет) – он будет считаться допрошенным свидетелем и не сможет работать в защите.

Адвокатская тайна – это существенная гарантия еще и в случае обыска. Чтобы получить доступ к материалам и документам адвоката, необходимо разрешение суда.

Обыски в адвокатских образованиях, конечно, бывают, но это скорее «случай на миллион», а не сформировавшаяся практика, сообщает Сидорова.

Но в целом она оценивает пользу адвокатского статуса немного скептичнее, чем ее коллеги: «Он, конечно, значительно улучшает ситуацию, но не решает вопрос кардинально».

В последнее время адвокатские палаты субъектов и суды, в том числе Конституционный, принимают акты, ущемляющие свидетельский иммунитет адвоката, жалуется Сидорова.

По ее наблюдениям, еще одна попытка «отколоть кусок от монолита» адвокатской тайны произошла на фоне борьбы с терроризмом.

Правоохранительные органы часто расширительно толкуют свои права, сетует Коблев. По его словам, все чаще следствие находит доказательства преступлений чиновников, топ-менеджеров и бенефициаров в ходе обысков у внутренних и внешних юристов.

Им клиенты поручают операции офшорных компаний, контроль за счетами в иностранных банках, поясняет Коблев. «Статус адвоката и гарантии адвокатской тайны не спасают от проведения обысков,» — констатирует Коблев.

Впрочем, он напоминает о законопроекте, который в середине февраля 2017 года Президент внес в Госдуму. Он позволяет обыски лишь в присутствии наблюдателей от адвокатской палаты, по решению суда и лишь в том случае, если уголовное дело возбуждено против самого защитника.

Без этого помещения можно осмотреть – и то лишь в том случае, если там обнаружены признаки совершения преступления (см. «Допуск в СИЗО и запрет обысков: чем адвокатам помогут президентские поправки в УПК»).

https://pravo.ru/review/view/138439/

Кс рф разъяснил, как привлекать к ответственности виновных в побоях

Конституционный суд РФ обязал суды привлекать к ответственности граждан, виновных в нанесении побоев, несмотря на то, что данное деяние декриминализировано. Статье 6.1.1 КоАП РФ, таким образом, по сути придана обратная сила.

Вопрос соответствия положений Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-процессуальный кодекс РФ по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» перед Конституционным судом поставили сразу три гражданина РФ — Андрей Заляутдинов из Москвы, Нияз Исмагилов из Казани и Ольга Чередняк. Все они в свое время подвергались побоям, но виновные смогли избежать ответственности. В каждом из трех случаев суды отказали в рассмотрении исков: на момент происшествия действовала статья УК РФ, однако на момент рассмотрения судом побои перешли из категории уголовных преступлений в категорию административных правонарушений. И, руководствуясь принципом «закон обратной силы не имеет», суды общей юрисдикции не посчитали себя вправе привлечь виновных ни к уголовной, ни к административной ответственности.

Людей в погонах предложили наказывать за рукоприкладство

Изучив обстоятельства всех трех заявлений, КС объединил их и принял решение без проведения публичных слушаний, обосновав его собственными ранее обнародованными решениями.

Суд, в частности, напомнил, что, «осуществляя правовое регулирование условий и сроков привлечения к административной и уголовной ответственности, федеральный законодатель должен исходить из того, что юридическая ответственность может наступать только за те деяния, которые законом, действующим на момент их совершения, признаются правонарушениями».

При этом «закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет, и никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением».

— Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон, — также напомнил КС РФ.

Последним фактом и надлежало руководствоваться судам общей юрисдикции в делах заявителей. Согласно решению КС РФ, изменения в УК и КоАП РФ «позволяют привлекать к административной ответственности лиц, в действиях которых будет установлен состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 6.1.

1 КоАП РФ, если событие соответствующего правонарушения имело место до вступления данной статьи в силу». По мнению суда, в данном случае имеет место «не исключение, а смягчение публично-правовой ответственности».

Поэтому в силу требований неотвратимости ответственности за совершенное правонарушение виновные должны быть наказаны.

Ответственность за совершенное правонарушение неотвратима, значит, виновные должны быть наказаны

— Не исключается правомочие федерального законодателя в случае отмены уголовной ответственности за деяние, ранее признававшееся преступлением, при одновременном введении административной ответственности за то же деяние включать в соответствующий федеральный закон переходные положения, регулирующие вопрос о применении законоположений, вносящих такие изменения», — также сказано в решении КС.

Дела Андрея Заляутдинова, Нияза Исмагилова и Ольги Чередняк подлежат пересмотру.

Ссылка на основную публикацию