Минфин рф подсчитал убыток от замедления налогового маневра в 2017 году — юридические советы

«Ведомости»: власти готовят несколько вариантов «налогового маневра»

Минфин РФ подсчитал убыток от замедления налогового маневра в 2017 году - юридические советы

Минфин, Минэкономразвития и Центр стратегических разработок (ЦСР) под руководством Алексея Кудрина сошлись во мнении, что нагрузку на население можно повышать, пишут «Ведомости» со ссылкой на федеральных чиновников и экспертов, участвующих в обсуждении.

Эти источники рассказали изданию, что ставка НДФЛ может вырасти, остаться единой, но фактически стать прогрессивной, так как может быть введен не облагаемый налогом минимальный доход. Обсуждаемый маневр в разных вариантах может также привести к снижению страховых взносов и росту НДС.

Подобные эксперименты, как предупреждает чиновник финансово-экономического блока, чреваты возвращением серых схем выплаты зарплат. Теневой сектор, который сейчас, по оценке Минэкономразвития, составляет около 5 трлн рублей, может вырасти.

При этом Минфин с одной стороны, а Минэкономразвития и ЦСР с другой готовят собственные программы реформ.

Комбинация изменения налоговой нагрузки по НДФЛ, взносам и НДС обсуждается на совещаниях в правительстве с осени, а в декабре в послании Федеральному собранию президент Владимир Путин поручил к декабрю 2017 года подготовить предложения по налоговой реформе.

В Минфине обсуждалось повышение НДФЛ до 15%, из которых 6-8 процентных пунктов требуется направлять в федеральный бюджет. Повышение компенсируется снижением нагрузки на работодателей — с 30 до 21% ставки страховых взносов.

Минэкономразвития предлагает повысить НДФЛ до 15% и ввести вычет, говорят два чиновника, а еще сделать НДС равным 21% (сейчас 18%) и страховые взносы — тоже 21%.

Эти предложения не соответствуют действительности, уверен представитель Минэкономразвития. Пока идет ведомственная и экспертная дискуссия, говорит другой чиновник: «Ни в правительстве, ни у президента маневры со взносами, НДС и НДФЛ не обсуждались».

Повышение ставки НДФЛ до 17% с предоставлением вычета (или всем, или беднейшим гражданам) на уровень прожиточного минимума прорабатывалось и обсуждалось в ЦСР, говорится в материалах его экспертов, с которыми ознакомилось издание. Такой вариант был бы нейтрален для бюджетной системы, говорится в экспертной записке.

Просчитываются все варианты, заявил «Ведомостям» высокопоставленный чиновник: говорить, что существует какой-то основной, преждевременно. Как говорил ранее первый вице-премьер Игорь Шувалов, в случае принятия решения перенастройка налоговой конструкции произойдет в 2018 году.

Источник: https://www.newsru.com/finance/22feb2017/taxmaneuver3.html

Минфин озвучил сумму ущерба от промедления с нефтяным налоговым маневром‍ — Ермак-инфо

Специалисты отечественного Минфина озвучили общую сумму ущерба, который повлекло за собой промедление с внедрением в России нефтяного налогового маневра.

В своей статье ресурс “Пронедра” с ссылкой на слова директора департамента таможенной и налоговой политики Министерства финансов РФ Алексея Сазанова, сообщает, что  потеря за 2017 год составила один триллион рублей, заявил

Российские власти уже не один год обсуждают, как известно, налоговый маневр в нефтяной отрасли, который предполагает поэтапное сокращение — вплоть до обнуления — пошлины на экспорт нефти наряду с увеличением налогообложения производства сырья.

Эксперты указывают на тот факт, что это даст дополнительные ресурсы федеральному бюджету, но в то же время повысит степень нагрузки на НПЗ. В Министерстве энергетики страны уверяют, что нефтеперерабатывающие предприятия попросту не успеют закончить все свои планы, направленные на модернизацию.

В профильном ведомстве констатировали, что на территории России модернизированы на сегодня немногим более половины НПЗ, а нынешняя пошлина на экспорт представляет собой фактически субсидию, позволяющую обеспечивать минимальную маржинальность их деятельности.

В Минфине продолжают настаивать на завершении этого маневра, заявляя о готовности поддерживать исключительно эффективных переработчиков, но не тех, которые пользуются общей системой льгот и под видом нефтепродуктов вывозят чуть переработанное сырье.

Большая часть субсидии пришлась на НПЗ, получившие 600 миллиардов, отмечает Сазанов.

Еще 140 миллиардов — это потеря федерального бюджета вследствие поставок в Беларусь, а сумма в 300 миллиардов стала при этом следствием сдерживания цен на рынке внутри страны.

В начале текущего года Минэнерго и Минфин РФ во исполнение соответствующего правительственного поручения представили на рассмотрение предложения, ориентированные на стимулирование модернизации отечественных НПЗ.

Заместитель министра энергетики России Кирилл Молодцов отмечал тогда, что специалисты предлагают комплексную проработку четырех направлений в рамках оказания поддержки нефтеперерабатывающей отрасли страны. Речь идет о нефтехимии, модернизации НПЗ, реализации проектов на территории Дальнего Востока и о взаимодействии в рамках ЕАЭС.

В Минфине заявили, что в инициативах Минэнерго отсутствует источник финансирования.

Это ведомство предложило в свою очередь использовать с целью модернизации предприятий часть дополнительных доходов, формирующихся в бюджете при завершении налогового маневра в нефтяном секторе.

Представители Минэнерго констатировали, однако, что за этим неизбежно следуют риски убытков для нефтеперерабатывающего сектора.

Маневр, о котором мы говорим, должен быть завершен в течение ближайших двух лет, полагает Сазанов. Между тем, Минэнерго протестует, указывая на 2025 год.

источник

Источник: http://xn—-7sbooiklil0c.xn--p1ai/2018/03/minfin-ozvuchil-summu-ushherba-ot-promedleniya-s-neftyanyim-nalogovyim-manevrom/

Минфин объяснил необходимость налогового маневра «22/22» :: Экономика :: РБК

Минфин объяснил, каких целей хочет добиться с помощью налогового маневра — снижения ставки страховых взносов и повышения НДС до 22%. Реформа не только обелит рынок, но и выровняет условия для компаний, уверено ведомство

Фото: Екатерина Кузьмина / РБК

​Налоговый маневр, который обсуждается в правительстве (снижение ставки страховых взносов и повышение ставки НДС), должен решить две основных проблемы российской экономики, рассказал журналистам заместитель министра финансов Владимир Колычев.

Во-первых, маневр должен помочь переориентировать налоговую систему на то, чтобы она способствовала достижению целей экономической политики, например, более быстрому и устойчивому росту.

Сейчас, по словам замминистра, она, скорее, заточена под то, чтобы обеспечивать определенные социальные обязательства государства — пенсионные, медицинские — особенно в части прямых налогов.

Такая система за последние 10 лет привела к неблагоприятной спирали, когда для обеспечения сбалансированности страховых систем приходится повышать налоговую нагрузку на формальный сектор. Добросовестные компании не выдерживают такой нагрузки, растет доля неформального сектора в экономике.

Из-за этого страховые системы становятся несбалансированными, а это приводит к очередному повышению нагрузки на формальный сектор.

«Если посмотреть на разницу в операционной марже компаний, которые полностью работают вбелую, и компании, которые в той или иной степени неформальные практики используют, то в среднем разница может достигать 40%», — рассказал Колычев.

Вторая цель налогового маневра — создание равных конкурентных условий, «ненасильственное» обеление экономики. Опыт обеления в других сегментах рынка показывает, что жесткие административные методы нередко приводят к существенным последствиям для экономики.

«Мы бы хотели, чтобы стоимость переключения с неформальной на формальные практики была минимальной. В этом весь смысл налогового маневра, все остальное, что обсуждается — это косвенные последствия.

Мы структурируем налоговый маневр так, чтобы негативных косвенных последствий было минимально, а позитивных — максимально», — пояснил чиновник.

Эффекты для бюджетов

Налоговый маневр предполагает повышение до 22% только стандартной ставки НДС (сейчас 18%). То же касается и страховых взносов — все льготы по НДС и взносам сохранятся, заверили в Минфине. По расчетам ведомства, снижение ставки страховых взносов приведет к падению доходов внебюджетных фондов на сумму менее 1,4 трлн руб.

, а повышение НДС принесет бюджету дополнительные доходы в 1,2 трлн руб. Разрыв в 200 млрд руб. будет компенсирован экономией бюджета на страховых взносах с зарплат бюджетников.

Бюджеты регионов получат наибольший положительный эффект — вырастет экономия за счет снижения страховых взносов с зарплат медицинских работников и учителей.

Ставка взносов будет не только снижена, но и унифицирована: по всем страховым взносам будет совершаться один платеж. «Дальше платеж распределяется между фондами в соответствии с тем объемом, в абсолютном выражении, какой был бы у фондов, если бы маневра не было. То есть таким образом дисбалансируется только Пенсионный фонд», — рассказал Колычев.

Отрицательный эффект для федерального бюджета выразится в росте трансферта ПФР, пояснил он, но это может быть компенсировано сокращением дотаций. «У нас есть дотации бюджетам на повышение оплаты труда в рамках исполнения майских указов. Так как субъекты будут существенно экономить, часть этих дотаций актуальность свою потеряет», — пояснил замминистра.

Для федерального бюджета налоговый маневр «22/22» будет нейтральным, пояснил Колычев: бюджет не получает дополнительных доходов, сокращение страховых взносов компенсируется притоком доходов по НДС. Нагрузка на частный сектор — домохозяйства и корпоративный сектор — также не меняется, меняется только ее структура.

«Если делать предположение, что это инфляционно и повлияет на доходы населения отрицательно после всех косвенных эффектов, то вы тем самым говорите о том, что это положительно повлияет на корпоративную рентабельность», — пояснил замминистра финансов.

Вариант, который обсуждался ранее, «21/21», для бюджета нейтральным не был, приводил к большему выпадению доходов, пояснил он.

Налоговый маневр правительства даст больший положительный эффект на экономику, если будет сопровождаться мерами по увеличению предложения на рынке труда, считают в Минфине.

Провести такую перенастройку системы необходимо, бездействие же, по мнению ведомства, может привести к росту неформального сектора, а это приведет к сокращению налоговых поступлений в бюджеты, особенно региональные: с серых зарплат не уплачиваются НДФЛ и страховые взносы. Маневр, поясняют в Минфине, нужен, чтобы не усугублять ситуацию: текущая система приводит к тому, что повышается ставка у налогов с плохой собираемостью, и собираемость ухудшается. При этом в бюджетные проектировки не закладывается эффект от обеления экономики: результат будет нейтральным, если текущие доли неформальных секторов сохранятся на текущем уровне.

Источник: https://www.rbc.ru/economics/15/03/2017/58c9371b9a7947ea964b2cf1

Минфин раскритиковал предложение Минэнерго завершить налоговый маневр не ранее 2023 года

МОСКВА, 21 марта. /ТАСС/. Минфин России подверг критике заявление Минэнерго о необходимости отодвинуть завершение налогового маневра в нефтяной отрасли до 2023 года.

Как сообщил журналистам директор департамента налоговой и таможенной политики Минфина России Алексей Сазанов, по мнению ведомства механизм господдержки НПЗ сегодня неэффективен и за период 2006-2016 годов объем бюджетных вливания в отрасли в пять раз превысил инвестиции компаний в переработку.

«Размер поддержки отечественной нефтепереработки составляет порядка 1 трлн рублей в год. Для создания эффективной конкурентной среды в нефтяной отрасли необходимо завершить налоговый маневр — отказаться от экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты, эквивалентно снижению экспортных пошлин увеличить НДПИ на нефть и газовый конденсат», — заявил Сазанов.

По его словам, размер предоставленной поддержки всем НПЗ России за 2005-2016 годы более чем в пять раз превышает инвестиции в модернизацию нефтеперерабатывающей отрасли за этот же период.

«Это говорит о неэффективности применяемого механизма государственной поддержки отрасли. Интерес таких нефтепереработчиков в сохранении статуса-кво понятен, а вот отвечает ли это интересам общества в целом — на мой взгляд, нет», — отметил глава департамента Минфина.

Он подчеркнул, что, по мнению Минфина, маржинальность российских НПЗ находится на нормальном уровне, а ее снижение обусловлено исключительно снижением цен на нефть.

Ранее сегодня министр энергетики Александр Новак на заседании общественного совета Минэнерго отметил, что налоговый маневр в нефтяной отрасли должен завершиться после окончания модернизации нефтепереработки в России, то есть не ранее 2023 года.

При этом нефтяные компании не раз заявляли, что если закроются неэффективные заводы, люди останутся без работы.

«Размер государственной поддержки на одного работника составляет 7 млн рублей в год. Если пересчитать по всей стране, получается уже около 100 млрд рублей в год. Если посчитать по средней зарплате работника завода, получается, что из этих средств только 10% приходится на рабочих, а 90% сейчас оседает в офшорах», — парировал этот аргумент Сазанов.

Читайте также:  Бесплатная юридическая помощь для всех — акция адвокатов россии - юридические советы

Адресная поддержка

По мнению главы департамента, выход светлых нефтепродуктов на НПЗ России в среднем составляет 63%, в то время как на европейских заводах этот показатель составляет 80%.

«Мы готовы стимулировать адресно — по факту достижения определенных целевых показателей, запуска конкретных установок.

Сейчас, когда государственная поддержка отрасли оказывается через дифференциал между пошлиной на нефть и нефтепродукты, поддержку получают все: и те, кто инвестирует в модернизацию своих заводов, наверстывая технологическое отставание российских НПЗ, и те, кто заинтересован исключительно в получении выгоды в моменте и не думают на перспективу», — подчеркнул он.

Минфин также сообщил, что готов предоставить переработчикам дополнительные стимулы в виде увеличенного отрицательного акциза на тонну переработанной нефти, который превышает существующий дифференциал в пошлинах на нефть и нефтепродукты, для тех НПЗ, которые инвестируют в углубляющие процессы переработки нефти.

Коллеги по ЕАЭС

По мнению Сазанова, несправедлива и ситуация, при которой страны ЕАЭС получают российскую нефть и нефтепродукты без пошлин, а затем «реэкспортируют их, и пошлины с них уже отправляют в свой бюджет».

«Поддерживать коллег надо, но нужно использовать явные, счетные формы поддержки — займы, кредиты, покупку финансовых активов. Имеют место быть и вопиющие случаи, когда прямогонный бензин или дизельное топливо пересекают границу ЕврАзЭс под видом растворителей, при этом экспортная пошлина не уплачивается вовсе, а факт экспорта российских нефтепродуктов скрывается», — отметил он.

По мнению Минфина, завершение налогового маневра и отмена экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты позволит решить этот вопрос естественным путем.

Позиция Минэнерго

Минэнерго считает, что стимулировать модернизацию НПЗ следует за счет так называемых обратных акцизов — фактического возврата НПЗ, инвестирующих в модернизацию, части акциза на нефть, если те производят нефтепродукты, реализуемые на территории РФ. Пока вопрос о том, какой из подходов выбрать, не решен.

Обратный акциз предлагается правительством РФ в качестве стимула для НПЗ, инвестирующих в модернизацию. Этот механизм фактически представляет собой компенсацию уплаченного акциза за каждую тонну переработанной нефти, если после модернизации НПЗ увеличивает выход светлых нефтепродуктов (бензин, керосин, дизельное топливо).

В течение последних нескольких лет в России проводится реформа налогообложения в нефтяной сфере. Важным направлением реформы является завершение налогового маневра с обнулением экспортных пошлин на нефть с одновременным повышением налогообложения добычи.

Министерство финансов предлагает обнулить экспортную пошлину на нефть уже с 2018 года. Против этого шага выступает Минэнерго, которое считает, что это может привести к падению объемов нефтепереработки на 20% и закрытию ряда НПЗ.

Источник: http://tass.ru/ekonomika/5054060

СМИ: Минфин оценил ущерб от промедления с нефтяным налоговым маневром‍ в 1 трлн руб

МОСКВА, 16 мар — ПРАЙМ. Минфин РФ оценил ущерб от промедления с нефтяным налоговым маневром, так, потери в 2017 году составили 1 триллион рублей, пишет в пятницу газета «Ведомости» со ссылкой на директора департамента налоговой и таможенной политики Минфина Алексея Сазанова.

Правительство РФ уже несколько лет обсуждает идущий налоговый маневр в нефтянке, предполагающий поэтапное снижение — вплоть до обнуления — экспортной пошлины на нефть с одновременным повышением налогообложения добычи. Это даст дополнительные ресурсы для бюджета, однако увеличит нагрузку на НПЗ, которые, по уверению Минэнерго, не успеют завершить свои планы по модернизации.

На сегодняшний день, по оценкам профильного министерства, в РФ модернизировано чуть больше половины НПЗ, а действующая экспортная пошлина, по сути, является субсидией, которая позволяет обеспечить минимальную маржинальность их работы. Минфин настаивает на завершении маневра, соглашаясь предоставлять поддержку только эффективных переработчиков, а не тех, кто, пользуясь общей льготной системой, вывозит под видом нефтепродуктов слегка переработанную нефть.

Из-за системы пошлин бюджет в 2017 году потерял 1 триллион рублей, отмечает газета. Основная часть субсидии приходится на НПЗ, которые получили 600 миллиардов рублей, пояснил изданию Сазанов, еще 140 миллиардов рублей бюджет потерял из-за поставок в Белоруссию, а 300 миллиардов рублей — сдерживания цен на внутреннем рынке, пишет газета.

В начале года Минфин и Минэнерго по поручению правительства РФ представили свои предложения по стимулированию дальнейшей модернизации НПЗ.

Замминистра энергетики Кирилл Молодцов говорил, что Минэнерго предложило комплексно проработать четыре направления в рамках поддержки нефтепереработки: нефтехимию, модернизацию НПЗ, проекты на Дальнем Востоке и взаимодействие в ЕАЭС.

Минфин указывал, что в предложениях Минэнерго нет источника финансирования и, в свою очередь, предложил использовать для модернизации НПЗ часть допдоходов, образующихся у бюджета при завершении налогового маневра в нефтянке. Однако Минэнерго отмечало, что это несет риск убытков для нефтепереработки.

Нужно завершить маневр в ближайшие год-два, заявил изданию Сазанов. Однако Минэнерго выступает против завершения налогового маневра в нефтяной отрасли до 2025 года, говорил в начале марта первый замминистра энергетики Алексей Текслер.

Источник: https://1prime.ru/energy/20180316/828608481.html

Минфин оценил разовый «шок инфляционных ожиданий» от налогового маневра

Фото: РИА Новости/Наталья Селиверстова

Министерство финансов определило положительные и отрицательные эффекты трех вариантов предлагаемого «налогового маневра», предусматривающего снижение ставки страховых взносов и увеличение ставки НДС, рассказал RNS источник, знакомый с ходом обсуждения этого вопроса.

По его данным, расчеты приводились на совещании, посвященном обсуждению вариантов налогового маневра, которое прошло на текущей неделе.

Среди вероятных отрицательных последствий выделено ускорение инфляции на 0,45–0,65 п. п. на каждый пункт повышения НДС и «отклонение выпуска от потенциального уровня вследствие реакции ДКП на шок инфляционных ожиданий» на 0,5–0,87 п. п.

Сейчас стандартная ставка НДС составляет 18%, а страховых взносов — 30%. Ведомство просчитало инфляционный эффект для трех вариантов маневра — 21/21, 21/22 и 22/22.

Инфляционный эффект при повышении НДС на 1 п. п. в первом варианте составит 0,46 п. п., во втором — 0,48 п. п., в третьем — 0,65 п. п.

Таким образом, в первых двух вариантах совокупный инфляционный эффект составит 1,37, 1,45 и 2,61 п. п.

При цели ЦБ по инфляции в 4% это будет означать значительное ускорение. Совокупный инфляционный эффект просчитывается из прямого эффекта (повышательный — при росте НДС и понижательный — при уменьшении страховых взносов), а также эффекта инфляционных ожиданий.

Значительная часть инфляционного эффекта будет носить «разовый» краткосрочный характер, говорит источник.

Компенсировать его можно за счет экономии на страховых взносах и заблаговременной реакции денежно-кредитной политики.

Вследствие «реакции ДКП на шок инфляционных ожиданий» ВВП может замедлиться от потенциального уровня на 0,51, 0,53 и 0,87 п. п., рассказывает источник о расчетах Минфина.

При этом ведомство признает, что маневр приведет к усугублению несбалансированности внебюджетных фондов — трансферт в Пенсионный фонд придется увеличивать. Причем маневр предусматривает унификацию налоговой базы для страховых взносов, то есть ликвидацию существующих порогов. Сейчас с зарплат свыше 796 тыс. руб.

в год взимается дополнительно 10% с превышения этой суммы в Пенсионный фонд. Унификация налоговой базы со снижением тарифа снизит нагрузку на ФОТ для 98% официально зарегистрированных работников, говорит источник. Повышение нагрузки будет только для 2% высокооплачиваемых работников: на 2 п. п. с зарплатами до 200 тыс.

руб.

Налоговый маневр будет иметь нейтральный прямой бюджетный эффект, говорит источник. Кроме того, ожидаются «побочные» положительные эффекты от повышения темпов роста от обеления находящихся в «тени» предприятий и от повышения темпов роста экономики.

Среди других позитивных моментов: выравнивание конкурентных условий между белыми и серыми секторами, повышение потенциала экономики, возможность «обеления» без катастрофических последствий для эффективности ведения бизнеса, повышение ценовой конкурентоспособности экспортеров и конкурирующих с импортом предприятий.

В Минфине на момент публикации материала не ответили на запрос RNS.

О том, что вариант налогового маневра 21/21 (с вариантами 21/22, 22/22) предложило Минэкономразвития, ранее писала газета «Ведомости». На Российском инвестиционном форуме в Сочи министр финансов Антон Силуанов заявил, что данное предложение с Минфином не прорабатывалось. Вице-премьер Ольга Голодец предупредила о негативных экономических и социальных эффектах данного шага.

Источник: https://RNS.online/economy/Minfin-otsenil-razovii-shok-inflyatsionnih-ozhidanii-ot-nalogovogo-manevra-2017-03-09/

Минфин оценил ущерб от промедления с нефтяным налоговым маневром

Нефтяные компании не разделяют желание Минфина завершить налоговый маневр

Максим Стулов / Ведомости

Сейчас российская нефтепереработка фактически субсидируется бюджетом: потери ему приносит таможенная субсидия в пользу нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ).

Субсидия возникает за счет того, что экспортные пошлины на нефтепродукты ниже пошлин на сырую нефть. Из-за системы пошлин бюджет в 2017 г. потерял 1 трлн руб.

Об этом рассказал «Ведомостям» директор департамента налоговой и таможенной политики Минфина Алексей Сазанов.

Основная часть субсидии приходится на НПЗ, которые получили 600 млрд руб., пояснил Сазанов, еще 140 млрд руб. бюджет потерял из-за поставок в Белоруссию (страна получает нефть по внутрироссийским ценам без пошлин.

– «Ведомости»), а 300 млрд руб. – сдерживания цен на внутреннем рынке. В 2018 г. потери будут расти: до 700 млрд руб.

только на субсидии НПЗ, оценивали ранее аналитики Vygon Consulting, субсидия растет с восстановлением цен на нефть.

Часть потерь бюджет может компенсировать за счет НПЗ, реализующих моторные топлива 5-го класса и выплачивающих акцизы.

Но если субсидии получают НПЗ, у которых на экспорт приходится больше 80% продукции или они продают на внутреннем рынке неподакцизные товары, например суррогатные топлива, бюджет деньги теряет.

Смысла поддерживать «самовары», отправляющие 100% производимых полупродуктов на экспорт, нет, поддерживает Минфин главный экономист Vygon Consulting Сергей Ежов, сейчас субсидия таким НПЗ составляет около 100 млрд руб.

Избавиться от неэффективных субсидий можно, завершив налоговый маневр – полностью обнулив пошлины на сырую нефть и нефтепродукты, которые компенсирует рост НДПИ.

Правительство уже начало проводить такой маневр в 2015–2017 гг.: пошлины опустились до 30% от цены за 1 барр. нефти, что существенно сократило маржу НПЗ. Минфин хотел закончить его уже в 2017 г.

, но против отмены пошлин выступили Минэнерго и нефтяники. Нужно завершить маневр в ближайшие год-два, говорит Сазанов, но Минэнерго полагает, что нужно еще семь лет подождать.

Читайте также:  Правила отвода судей в гражданских процессах будут изменены - юридические советы

Представитель Минэнерго не ответил на запрос «Ведомостей».

Бизнес тем временем уже жаловался на негативный эффект от маневра. В 2015–2016 гг. средняя маржа НПЗ сократилась к 2014 г. больше чем в 3 раза, оценивает Ежов.

Но связано это лишь со снижением цен на нефть, говорит Сазанов: при резком падении цены на нефть сокращаются и субсидии нефтепереработке.

Основная причина – снижение цен на нефть, согласен Ежов, а также рост ставок акцизов на автомобильный бензин – компании не смогли полностью переложить его в цену.

Без компенсаций при обнулении пошлин в 2018 г. рентабельность еще больше снизится, прогнозировали эксперты Vygon Consulting. Но Минфин готов предоставить бизнесу компенсации – отрицательные акцизы на нефть, а также понизить акцизы на нефтепродукты на 2–3 руб.

А для НПЗ, которые завершили строительство комплексов установок глубокой переработки нефти, ввести повышающие коэффициенты к базовой ставке отрицательного акциза, рассказывает Сазанов. Стимулирование должно быть направлено на выпуск целевых нефтепродуктов и поддержку проектов модернизации по четырехсторонним соглашениям между компаниями и госорганами, предлагает Ежов.

Это повысит технологическую эффективность отрасли, окончательно снимет риск дефицита на внутреннем рынке и обеспечит окупаемость проектов, объясняет он.

Сейчас маневр лучше не проводить, спорит директор Московского нефтегазового центра EY Денис Борисов. Кардинальная перестройка системы несет серьезные риски, модельные расчеты Минфина могут отличаться от результатов – нельзя точно предсказать, какой будет цена на нефть, валютный курс, спреды на европейских рынках.

Отказаться от стимулирования переработки невозможно: маржа переработки среднего НПЗ – $3 за 1 барр., что существенно ниже, чем в Европе, это снижает инвестиционную привлекательность и конкурентоспособность переработки, продолжает Борисов.

Правильнее проработать дополнительные компенсационные механизмы в действующей налоговой системе, призывает Борисов.

Поддержка всем НПЗ за 2005–2016 гг. более чем в 5 раз превышает инвестиции в модернизацию нефтеперерабатывающей отрасли за тот же период, значит, механизм поддержки отрасли неэффективен, отмечает Сазанов. При отказе от экспортных пошлин поддержу сохранят лишь те НПЗ, которые обеспечивают потребности внутреннего рынка, а поддержка отрасли станет эффективнее, уверен он.

Представители «Лукойла», «Роснефти», «Сургутнефтегаза» и «Газпром нефти» не ответили на запросы «Ведомостей».

Источник: https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2018/03/16/753928-promedleniya-nalogovim-manevrom

Минфин озвучил сумму ущерба от промедления с нефтяным налоговым маневром‍

Специалисты отечественного Минфина озвучили общую сумму ущерба, который повлекло за собой промедление с внедрением в России нефтяного налогового маневра. Потеря за 2017 год составила один триллион рублей, заявил директор департамента таможенной и налоговой политики Министерства финансов РФ Алексей Сазанов.

Российские власти уже не один год обсуждают, как известно, налоговый маневр в нефтяной отрасли, который предполагает поэтапное сокращение – вплоть до обнуления – пошлины на экспорт нефти наряду с увеличением налогообложения производства сырья.

Эксперты указывают на тот факт, что это даст дополнительные ресурсы федеральному бюджету, но в то же время повысит степень нагрузки на НПЗ.

В Министерстве энергетики страны уверяют, что нефтеперерабатывающие предприятия попросту не успеют закончить все свои планы, направленные на модернизацию.

В профильном ведомстве констатировали, что на территории России модернизированы на сегодня немногим более половины НПЗ, а нынешняя пошлина на экспорт представляет собой фактически субсидию, позволяющую обеспечивать минимальную маржинальность их деятельности. В Минфине продолжают настаивать на завершении этого маневра, заявляя о готовности поддерживать исключительно эффективных переработчиков, но не тех, которые пользуются общей системой льгот и под видом нефтепродуктов вывозят немного переработанное сырье.

В 2017 году из-за системы пошлин госбюджет России лишился триллиона рублей. Большая часть субсидии пришлась на НПЗ, получившие 600 миллиардов, отмечает Сазанов. Еще 140 миллиардов – это потеря федерального бюджета вследствие поставок в Беларусь, а сумма в 300 миллиардов стала при этом следствием сдерживания цен на рынке внутри страны.

В начале текущего года Минэнерго и Минфин РФ во исполнение соответствующего правительственного поручения представили на рассмотрение предложения, ориентированные на стимулирование модернизации отечественных НПЗ.

Заместитель министра энергетики России Кирилл Молодцов отмечал тогда, что специалисты предлагают комплексную проработку четырех направлений в рамках оказания поддержки нефтеперерабатывающей отрасли страны. Речь идет о нефтехимии, модернизации НПЗ, реализации проектов на территории Дальнего Востока и о взаимодействии в рамках ЕАЭС.

В Минфине заявили, что в инициативах Минэнерго отсутствует источник финансирования.

Это ведомство предложило в свою очередь использовать с целью модернизации предприятий часть дополнительных доходов, формирующихся в бюджете при завершении налогового маневра в нефтяном секторе.

Представители Минэнерго констатировали, однако, что за этим неизбежно следуют риски убытков для нефтеперерабатывающего сектора.

Маневр, о котором мы говорим, должен быть завершен в течение ближайших двух лет, полагает Сазанов. Между тем, Минэнерго протестует, указывая на 2025 год.

Источник: https://pronedra.ru/minfin-ozvuchil-summu-ushherba-ot-promedleniya-s-neftyanyim-nalogovyim-manevrom-218289.html

В госдуме посчитали ущерб от налогового маневра — полит.ру

Прямой убыток федерального бюджета от проведенного налогового маневра может составить порядка 500 млрд рублей, об этом сообщают «Известия» со ссылкой на расчеты первого зампреда комитета Госдумы по бюджету и налогам Оксаны Дмитриевой. Данные приведены в альтернативном антикризисном плане, подготовленном группой депутатов.

Цель принятого в ноябре 2014 года закона о налоговом маневре в нефтяной отрасли состояла в снижении зависимости российского бюджета от экспортных пошлин, которые уменьшаются вместе с ценами на нефть.

Закон предусматривал поэтапное снижение в 1,7 раза вывозных таможенных пошлин на нефть и нефтепродукты при таком же росте ставки налога на добычу полезных ископаемых.

В результате Минфин рассчитывал на увеличение поступлений в бюджет на 247 млрд рублей в 2016 году и 250 млрд рублей в 2017. 

Однако, по мнению депутатов, идея, заложенная в законопроект, не сработала.

«В случае отмены налогового маневра бюджет, по нашим расчетам, получает практически те же самые объемы нефтегазовых доходов, которые были запланированы до падения цен на нефть. Это 5,2 трлн рублей доходов от экспортной пошлины, и 2,4 трлн рублей от налога на добычу полезных ископаемых.

Из-за снижения этого налога мы получаем также некоторое повышение налога на прибыль, что сейчас очень важно для регионов и дополнительные ресурсы, которые можно направить на поддержку реального сектора и программ импортозамещения.

В целом же снижение налогового бремени для экономики после отмены налогового маневра составит 800 млрд рублей и 322 млрд рублей», — объяснила автор инициативы Ольга Дмитриева.

Член комитета Госдумы по энергетике Андрей Крутов также считает, что отмена налогового маневра решит проблему роста цен на бензин. Вместе с повышением налога на добычу полезных ископаемых увеличивается стоимость нефти на внутреннем рынке, соответственно, дорожает и бензин.

«Мы уже предупреждали, что налоговый маневр может привести к значительному удорожанию бензина, и просили правительство отозвать маневр. К сожалению, к нам не прислушались», — отметил Крутов.

По расчетам депутатов, в случае сохранения маневра в первом полугодии бензин может подорожать в среднем на 20% и составит 45 рублей за литр, а к концу 2015 года достигнет 50 рублей за литр. Ранее замминистра финансов Сергей Шаталов обещал, что стоимость топлива в результате налогового маневра вырастет не более чем на 1,8 рубля за литр.  

Против налогового маневра выступают и сами нефтяники:

«Налоговый маневр вреден всем: для населения цены вырастут, прибыль нефтяных компаний снизится, упадут и доходы регионов. Выгодно это только западным странам, которые давно настаивают, что стоимость топлива в России была не ниже, чем у них. Но зачем это нам? Наоборот, низкие цены на топливо должны быть нашим преимуществом», — заявил председатель комитета Госдумы по энергетике Иван Грачев

Однако в Минфине с расчетами депутатов не согласны:

«Маневр в условиях падения цен на нефть привел к увеличению доходов бюджета в 2015 году на 6 млрд рублей. Конечно, на фоне снижения нефтяных доходов от падения цены на нефть на 2,1 трлн это немного, но без маневра было бы еще хуже, и это абсолютная истина», — отметил представитель Министерства финансов.

Источник: http://www.shagi.ruthenia.ru/news/2015/01/29/taxreform_canceled/

В минфине объяснили, зачем нужен новый налоговый маневр и когда его обсудят в правительстве

© CC0

Новый налоговый маневр, предполагающий повышение НДС и снижение страховых взносов до 22%, будет вынесен на обсуждение правительства РФ во II квартале 2017 года. Об этом заявил замглавы Минфина РФ Владимир Колычев, сообщает ТАСС. 

Налоговый маневр предполагает повышение до 22% только стандартной ставки НДС (сейчас 18%). То же касается и страховых взносов — все льготы по НДС и взносам сохранятся, отметили в Минфине.

По расчетам ведомства, снижение ставки страховых взносов приведет к падению доходов внебюджетных фондов на сумму менее 1,4 трлн рублей, а повышение НДС принесет бюджету дополнительные доходы в 1,2 трлн рублей, сообщает РБК. Разрыв в 200 млрд рублей будет компенсирован экономией бюджета на страховых взносах с зарплат бюджетников.

Бюджеты регионов получат наибольший положительный эффект — вырастет экономия за счет снижения страховых взносов с зарплат медицинских работников и учителей.

Ставка взносов будет не только снижена, но и унифицирована: по всем страховым взносам будет совершаться один платеж. «Дальше платеж распределяется между фондами в соответствии с тем объемом, в абсолютном выражении, какой был бы у фондов, если бы маневра не было. То есть таким образом дисбалансируется только Пенсионный фонд», — поведал Колычев.

Отрицательный эффект для федерального бюджета выразится в росте трансферта ПФР, пояснил он, но это может быть компенсировано сокращением дотаций. Для федерального бюджета налоговый маневр будет нейтральным, пояснил Колычев: бюджет не получает дополнительных доходов, сокращение страховых взносов компенсируется притоком доходов по НДС.

По словам Колычева, маневр должен помочь переориентировать налоговую систему на то, чтобы она способствовала достижению целей экономической политики, например, более быстрому и устойчивому росту. Сейчас, по его мнению, она скорее заточена под то, чтобы обеспечивать определенные социальные обязательства государства — пенсионные, медицинские — особенно в части прямых налогов.

Читайте также:  Каким будет размер пенсии по старости без стажа? - юридические советы

Вторая цель налогового маневра — создание равных конкурентных условий, «ненасильственное» обеление экономики. «Мы бы хотели, чтобы стоимость переключения с неформальной на формальные практики была минимальной.

В этом весь смысл налогового маневра, все остальное, что обсуждается — это косвенные последствия.

Мы структурируем налоговый маневр так, чтобы негативных косвенных последствий было минимально, а позитивных — максимально», — пояснил чиновник.

Ранее министр финансов России Антон Силуанов предложил повысить ставку налога на добавленную стоимость (НДС) до 22% при одновременном снижении страховых взносов также до уровня 22%. По словам Силуанова, в ведомстве считают, что эта операция будет «нейтральной для бюджета».

«Считаем возможным снизить совокупную ставку страховых взносов и перенести налоговую нагрузку на косвенные налоги. По нашим расчетам, с тем, чтобы это было нейтрально для бюджета, ставки должны составлять где-то около 22%. Ставка страховых взносов 22% компенсируется 22% ставкой по налогу на добавленную стоимость», — отмечал глава Минфина, выступая на Неделе российского бизнеса.  

Источник: http://www.rosbalt.ru/business/2017/03/15/1599015.html

Налоговый маневр в России грозит убытками Беларуси. Что делать? — Мир перемен

Игорь Юшков

Российское правительство планирует не просто сократить экспортную пошлину на нефть, но и вовсе отменить ее. Фискальная нагрузка будет перенаправлена на сегмент добычи. В итоге цена нефти для российских и белорусских НПЗ вырастит. В 2015 г.

Москва и Минск договорились оставлять всю сумму экспортной пошлины на нефтепродукты в белорусском бюджете. Хотя ранее эти сборы перечислялись в российскую казну (в 2014 г. – около $3,35 млрд). Это стало своеобразной компенсацией за предстоящую отмену пошлины в рамках ЕАЭС.

Восполнение недополученных доходов следует искать в программах РФ по импортозамещению (оборонка и продовольствие), снятии нетарифных барьеров и поиске новых экспортных ниш на рынке ЕАЭС, а также содействии экспорту на рынки третьих стран, у которых с ЕАЭС готовятся соглашения о зоне свободной торговли.

Июль и август считаются сезоном отпусков и периодом затишья в деловом мире. Политики тоже, как правило, уходят в отпуск. Однако в экономическом блоке российского правительства начало месяца стало временем активной работы.

7 июля в кабинете министров прошло обсуждение параметров бюджета на ближайшие годы. По сообщениям СМИ, Минфин и Минэкономразвития сходятся, что до 2019 г. включительно доходная часть бюджета изменяться не будет и составит 15% от ВВП.

При этом сокращать дефицит бюджета в ближайшие годы предполагается за счет Резервного фонда и Фонда национального благосостояния.

Что такое «налоговый маневр»?

В сложных экономических условиях будет происходить и трансформация источников дохода бюджета. В частности Правительство РФ планирует продолжить налоговую реформу в нефтяной отрасли страны. Эффект от этих изменений будут ощущать на себе не только российские компании, потребители нефтепродуктов и федеральный бюджет, но и страны члены ЕАЭС.

Фактически, реформа была запущена в 2015 г. и получила неформальное название «налоговый маневр в нефтяной отрасли». Ее суть заключается в следующем: экспортная пошлина на нефть и газовый конденсат снижается, но одновременно повышается налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ).

Начиная «налоговый маневр» российское правительство рассчитывало, с одной стороны, привести фискальную систему в нефтяной отрасли в соответствие с условиями функционирования ЕАЭС, а с другой стороны сохранить доходы бюджета. В соответствии с ФЗ РФ № 366 от 24.11.2014 переходный период «налогового маневра» должен был выглядеть следующим образом:

Параметры «Налогового маневра»

2014 (до маневра)

2015

2016

2017

НДПИ на нефть, руб за т

493

766

857

919

Экспортная пошлина (в процентах от стоимости барреля нефти)

59%

42%

36%

30%

На практике реформа оказалась более жесткой в отношении нефтяников, чем планировалось. Из-за падения цен на нефть государству пришлось придумывать способы компенсации выпадающих доходов бюджета, ведь НДПИ и экспортная пошлина на нефть и на газ устанавливаются в зависимости от их рыночной стоимости.

В результате НДПИ был повышен, как и предполагалось, а экспортная пошлина осталась неизменной. В июне 2016 г. директор департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина РФ Алексей Сазанов рассказал, что «налоговый маневр» в таком формате позволил бюджету получить дополнительные 217 млрд руб.

Российское правительство не отказывается от планов снизить экспортную пошлину на нефть до 30% в 2017 г. Более того, теперь обсуждается возможность полной отмены экспортной пошлины с 2018 г. Взамен, по логике уже начатой реформы, будет повышен НДПИ. Это позволит выстроить безбарьерную среду в рамках ЕАЭС.

Хотя Минфин РФ, выдвинувший предложение об отмене экспортной пошлины, руководствуется не этими соображениями. А. Г. Силуанов стремится сбалансировать бюджет, сведя его дефицит к минимуму. Для этого предполагается увеличить налогооблагаемую базу, т.е.

перевести всю фискальную нагрузку на сегмент добычи нефти, т.к. они больше экспорта. По данным Росстата экспорт нефти из России в 2015 г. составил 244,5 млн тонн, а объем добычи нефти 532,9 млн тонн. Т.е. 288,4 млн т. нефти не облагались экспортной пошлиной, т.к. были направлены на НПЗ.

Причем 171,534 млн тонн полученных нефтепродуктов также была экспортирована.

Каков размер недополученных доходов?

Реформа налогообложения нефтяной отрасли должна принести российскому бюджету дополнительную прибыль, но это приведет к недополученным доходам белорусского бюджета. В 2015 г. на белорусские НПЗ в 2015 г. поступило 22,9 млн т. российской нефти на сумму $6,7 млрд.

Этот объем перерабатывается на «Мозырском НПЗ» и «Нафтане» (Новополоцкий НПЗ). 18,9 млн т. нефтепродуктов Беларусь экспортирует, что в стоимостном выражении и составляет $6,8 млрд. На внутреннем рынке потребляется примерно 5,6 млн т. нефтепродуктов (4 млн т. с белорусских НПЗ и еще 1,6 млн т.

нефтепродуктов импортируется из России).

Экономическая обоснованность такой схемы заключается в том, что в 2015 и 2016 гг. Беларусь оставляет всю сумму экспортной пошлины на нефтепродукты в своем бюджете. Хотя ранее она перечисляла эти сборы в российскую казну (в 2014 г. – около $3,35 млрд).

Согласие Москвы на перечисление экспортной пошлины в белорусский бюджет было некой компенсацией за будущие убытки от «налогового маневра», которые сам Минск оценивал в $1 млрд в год.

Но в случае полной отмены экспортной пошлины в России и повышении НДПИ убытки Беларуси вырастут, так как стоимость нефти вырастит как для российских, так и для белорусских НПЗ.

В 2015 г. средняя цена барреля российской нефти для Беларуси составляла $33, в то время как средняя стоимость барреля экспортной смеси Urals была $51,23. При условии замены экспортных пошлина на повышенный НДПИ эта разница фактически исчезнет.

В результате рентабельность белорусских НПЗ существенно снизится. Это может привести к тому, что Минску будет выгоднее не экспортировать нефть собственного производства (1,6 млн т. в год) в Германию, как это происходит сейчас, а перерабатывать ее на своих НПЗ. Ведь в 2015 г.

Беларусь продавала свою нефть по $47,9 за баррель, а на переработку шла более дешевая – российская нефть. Это позволяло белорусскому бюджету получать и экспортную пошлину за вывоз нефти собственного производства и пошлины от вывоза нефтепродуктов.

Причем переработчики получали повышенную маржу за счет дешевой нефти.

В итоге потери белорусского бюджета может превысить $2 млрд. Естественно, что такие перспективы вызывают недовольство Минска. Однако в тяжелых экономических условиях российское правительство будет стремится сверстать собственный бюджет с минимальным дефицитом.

Как компенсировать потери?

Позитивным моментом в этой истории является фактически досрочное создание «нефтяного союза» со снятием пошлин. Барьеров в движении нефти и нефтепродуктов между Россией и Беларусью не останется. Вопрос с пошлинами самоустранится, что ликвидирует конфликт двух стран по этому вопросу.

Белорусские НПЗ смогут закупать 24 млн т. нефти для своей полной загрузки. При этом у Минска больше не будет обязанности поставлять определенные объемы нефтепродуктов на российский рынок.

Следовательно, белорусские переработчики смогут свободно выбирать наиболее маржинальные рынки для сбыта своей продукции.

Экономика союза Беларуси и России продолжит перестраиваться. Низкие мировые цены на энергоносители подталкивают к поиску новых источников экономического роста.

За последние 2 года наметился целый ряд крупных направлений, которые имеют потенциал «перекрыть» эффект низких цен на энергоносители, затронувший все страны ЕАЭС.

Речь идет об импортозамещении в области продовольствия и ОПК, согласовании промышленной и агропромышленной политики, создании совместных предприятий.

Следует отметить ведущуюся в Евразийской экономической комиссии и профильных национальных министерствах работу по созданию маркировки товаров «Сделано в ЕАЭС», что позволит выровнять права производителей по доступу к госзаказу всех стран ЕАЭС. Последний в России составляет сегодня около 25% ВВП (порядка 30 трлн руб).

Не до конца решены вопросы относительно уровня локализации производства, чтобы товар был признан «евразийским». Сохраняется и ряд изъятий, в первую очередь, по отдельным сферам обороны и безопасности. Однако принципиальная договоренность о широком участии белорусских производителей в российском госзаказе все же достигнута.

Данные меры укладываются в обширную работу по устранению нетарифных барьеров в рамках ЕАЭС. По прогнозу Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития, прирост реального ВВП стран участниц в результате составит 2,8% для Беларуси, 0,7% для Казахстана и 0,2% для России. Речь идет о миллиардах долларов.

Однако для успеха «нефтезамещения» в Союзе России и Беларуси потребуется еще более высокий уровень координации на правительственном уровне, а также развитие деловых и экспертных объединений, направленных на анализ перспективных рыночных ниш для наращивания экспорта на рынки ЕАЭС. Потребуется и всестороннее лоббирование интересов белорусского производителя в России – и не только на высшем уровне.

Евразия.Эксперт. 20.07.2016

Источник: http://mirperemen.net/2016/07/nalogovyj-manevr-v-rossii-grozit-ubytkami-belarusi-chto-delat/

Ссылка на основную публикацию