Нечистых на руку аудиторов минфин предлагает штрафовать или судить — юридические советы

Цб и минфин недовольны аудиторами и предлагают ужесточить правила их работы

Нечистых на руку аудиторов Минфин предлагает штрафовать или судить - юридические советы

Министр финансов Антон Силуанов и председатель ЦБ Эльвира Набиуллина

Е. Разумный / Ведомости

Рынок аудиторских услуг нуждается в большем регулировании, а правила, по которым работают внешние аудиторы, требуют ужесточения, заявили вчера на конференции «Современный аудит: проблемы и перспективы» руководители ЦБ и Минфина. Они рассматривают возможность совместного надзора за аудиторскими компаниями, отметил министр финансов Антон Силуанов.

Пресс-служба ЦБ уточнила, что речь идет о возможности проводить внешний аудит наиболее важных и значимых финансовых организаций и публичных акционерных обществ только аккредитованными в Центробанке аудиторами. «Обсуждается также вопрос наделения ЦБ полномочиями по контролю качества работы таких аудиторских организаций», – отметил представитель ЦБ.

Задуматься о реформах регуляторов заставила недостоверная отчетность, подтверждаемая аудиторами. Из 205 банков, признанных банкротами с 2013 по 2016 г.

и реальная стоимость активов которых, по оценкам временных администраций, составила 40% от указанной в отчетности, около 90% получили немодифицированные («положительные») аудиторские заключения, привела статистику председатель ЦБ Эльвира Набиуллина: «Повышенные требования должны предъявляться не только к аудиту финансовых организаций, но и к качеству аудиторских услуг, предоставляемых публичным акционерным обществам и организациям, ценные бумаги которых допущены к торгам».

Минфин готовит поправки, предполагающие уголовную ответственность за заведомо ложное предоставление информации, которая послужила неправильно принятым решениям, «в результате которых потеряны деньги, в том числе и деньги инвесторов», рассказал Силуанов.

Останется только один

Силуанов заявил, что необходимо оставить одну саморегулируемую организацию (СРО) аудиторов. Сейчас их пять. «Это обеспечит единые подходы к контролю качества работы», – объяснил представитель Минфина. «Надо было в самом начале указать, что должна быть единственная СРО. Зачем создавалось пять?» – удивляется Лимаренко.

Центробанк надеется, что Госдума примет законы об аудиторской деятельности в осеннюю сессию, заявил зампред ЦБ Василий Поздышев. По его словам, проектов не один, а два: о более эффективном взаимоотношении ЦБ с аудиторами, возможности ведения реестра аудиторов, а также «поправки, касающиеся обязательной ротации аудиторов» (цитата по ТАСС).

Евросоюз в этом году принял закон, обязывающий аудиторов финансовых и публичных компаний меняться раз в 10 лет.

Набиуллина в выступлении ссылалась на опыт США, где после банкротства компании Enron, которая с подачи своего аудитора Arthur Andersen применяла «творческий подход к составлению отчетности», был принят закон Сарбейнса – Оксли. Он обязывает аудиторские фирмы раз в пять лет менять ведущего партнера.

Минфин одобряет идею ротации аудиторов, заявил его представитель.

В концепции дальнейшего развития аудиторской деятельности, одобренной советом по аудиторской деятельности при министерстве летом, говорится, что для улучшения условий конкуренции на рынке аудиторских услуг необходимо «ввести ротацию аудиторских организаций при обслуживании ими общественно значимых организаций», но периодичность смены аудитора только предстоит определить. «Периодическая смена аудитора является хорошей мировой практикой для публичных компаний. Это может быть реализовано как путем смены аудитора (компании), так и сменой партнера внутри одной аудиторской компании через 3–4 года», – говорит сотрудник крупной публичной компании. Открытый конкурс среди всех игроков аудиторского рынка проводят «Ростелеком» («регулярно»), МТС, «Русгидро» (раз в три года каждая) и «Газпром» (каждый год), рассказали их представители. Правда, МТС уже 10 лет сотрудничает с Deloitte, а отчетность «Газпрома» с 1995 по 2014 г. заверяла PwC (в последние два года открытый конкурс выигрывала ФБК).

«Слово «ротация» звучит хорошо. Кодексом профессиональной этики аудиторов и так установлена ротация аудирующей команды раз в семь лет.

Если у аудитора большой и сложный клиент, то новому аудитору потребуется больше времени, чтобы вникнуть в процессы, которые происходят в компании: больше времени означает, что аудитор запросит больше денег.

Насколько это будет интересно клиенту, непонятно», – отмечает генеральный директор «HLB универс-аудита» Дмитрий Лимаренко.

«Русагро», выбирая, менять или не менять аудитора, руководствуется положением английского кодекса, рассказывает гендиректор агрохолдинга Максим Басов: компания не меняла аудитора более семи лет, но есть требование кодекса – менять партнера по аудиту раз в три года, которому компания следует.

Перед вторым чтением могут быть внесены изменения в законопроект, внесенный в парламент в феврале 2016 г. членом Совета Федерации Николаем Журавлевым и рядом депутатов Госдумы (в первом чтении принят в мае), уточнил сенатор. Депутаты, по его мнению, поддержали бы предложения «о сменяемости аудитора».

В подготовке статьи участвовали Михаил Оверченко, Екатерина Бурлакова, Алена Махнева, Виталий Петлевой, Олег Сальманов, Галина Старинская, Иван Песчинский

Источник: https://www.vedomosti.ru/finance/articles/2016/11/15/664880-tsb-minfin-uzhestochit-pravila

Минфин предлагает наказывать юристов, которые не хотят доносить на своих клиентов

На сайте финансового министерства обнародован законопроект, предусматривающий внесение изменений в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП). В частности, предлагается дополнить КоАП статьей 7.

4, пункт второй которой гласит: «При наличии у аудиторской организации и индивидуального аудитора любых оснований полагать, что сделки или финансовые операции клиента с денежными средствами или иным имуществом осуществлялись, осуществляются или могут быть осуществлены в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма, они обязаны уведомить об этом уполномоченный орган».

При этом в пункте 4 говорится о том, что «аудиторские организации и индивидуальные аудиторы не вправе разглашать факт передачи в уполномоченный орган информации, указанной в пункте 2 настоящей статьи».

Кроме того, предлагается статью 15.

27 дополнить частью 5 следующего содержания: «Неисполнение адвокатом, нотариусом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность в сфере оказания юридических или бухгалтерских либо аудиторских услуг, законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма в части организации и (или) осуществления внутреннего контроля, а равно непредставление сведений об операциях, в отношении которых возникают подозрения, что они осуществляются в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма, — влечет предупреждение или наложение административного штрафа в размере от десяти тысяч до пятидесяти тысяч рублей»

Предложенные меры, согласно пояснительной записке Минфина, разработаны с целью приведения законодательства РФ в соответствие с рекомендацией Группы разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег (ФАТФ), членом которой является Российская Федерация.

По мнению чиновников финансового министерства, ФАТФ устанавливает, что странам следует обеспечить, чтобы под действие эффективных мер мониторинга и обеспечения выполнения требований о борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма подпадали также другие категории установленных нефинансовых предприятий и лиц определенных профессий.

«Законодательство в сфере противодействия отмыванию преступных денег и финансированию терроризма, основой регулирования в котором является Федеральный закон № 115-ФЗ, довольно подробно регламентирует, какие именно операции с денежными средствами или иным имуществом подлежат обязательному контролю, — напоминает юрист УК «СОЛИД Менеджмент». Игорь Михеев.

Операция с денежными средствами или иным имуществом подлежит обязательному контролю, если сумма, на которую она совершается, равна или превышает 600 тыс. рублей либо равна сумме в иностранной валюте, эквивалентной 600 тыс. рублей, или превышает ее» (статья 6 ФЗ №115-ФЗ).

«Допустим, аудиторы не сильно пострадают от принятия этого закона, у них уже закреплена обязанность доносить о подобных нарушениях. А вот адвокатам, нотариусам и частным юридическим конторам предстоит делать сложный выбор между профессиональной этикой и соблюдением законодательства, — говорит он.

 — Клиенты, обращающиеся к юристам, хотят получить квалифицированную помощь в решении своих проблем, в том числе с органами контроля. А юристы, получается, обязаны докладывать о полученной информации в органы. Предлагаемое положение, на мой взгляд, идет вразрез с адвокатской и нотариальной тайнами».

«Как адвокатское бюро мы всегда гарантируем клиентам, что вся информация, которая будет нам доверена, останется внутри нашей организации, — уверяет руководитель коммерческой практики адвокатского бюро «Леонтьев и партнеры»: Александр Астафьев.

 — Могу предположить, что Росфинмониторинг делает запросы на получение какой-либо информации, но на это нет права.

Когда подобный запрос приходит в адвокатскую организацию, ответ на него, как правило, бывает отрицательным, в виду того, что на запрашиваемую информацию распространяется адвокатская тайна, либо на запрос выдаются субъективные данные».

Юрист считает, что данный законопроект является поспешным. «Безусловно, те, кто предлагал, хотели сделать как лучше, дать возможность получать полную информацию с целью пресечения легализации преступной прибыли.

Но мне кажется, что для начала необходимо скоррелироваться с другими нормами федеральных законов, которые уже действуют, — говорит он. — На мой взгляд, этот законопроект если и будет принят, то в измененном виде.

В противном случае адвокатам не останется ничего, кроме того, чтобы принимать на себя груз административной ответственности либо просто платить штрафы».

Виктория Витальева, юрист ИК «ФИНАМ», согласна с тем, что предлагаемые Минфином изменения носят рамочный характер и конкретный перечень сведений, о которых потребуется оповещать уполномоченный орган, вероятно, будет уточнен впоследствии подзаконными актами.

«Обязанность информировать уполномоченные органы о тех или иных фактах, например, давно закреплена у аудиторов нормативом ФПСАД №14. — напоминает она. — Если говорить о нотариусах, то они согласно требованиям Налогового кодекса в ряде случаев обязаны информировать уполномоченные (налоговые) органы.

Читайте также:  Госпошлина за получение выписки из егрюл - юридические советы

При этом, если против нотариуса возбуждено уголовное дело в связи с совершением нотариального действия, по решению суда он может быть освобожден от обязанности сохранения тайны.

То есть для аудиторов и нотариусов существенных изменений не произойдет, расширится лишь объем нагрузки по информированию профильных структур о тех или иных фактах».

Тем не менее, отмечает аналитик, существенно усложнится работа юристов, занимающихся адвокатской практикой. «Ст.

8 закона об адвокатской деятельности и адвокатуре вводит понятие адвокатской тайны, под которой подразумеваются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своим доверителям.

Собственно, соблюдение тайны клиента является одним из ключевых принципов, на которых базируется адвокатская деятельность», — говорит Виктория Витальева.

Юрист считает, что предложения Минфина скорее идут вразрез с этическими основами деятельности юристов, которые также закреплены во внутренних положениях многих организаций, занимающихся бизнесом в этой сфере, чем нет. «Но нужно понимать, что информирование уполномоченного органа о фактах нарушений/подозрений, скорее всего, будет достаточно редким, если не сказать исключительным случаем», — говорит она.

Нередко адвокатскую тайну сравнивают с тайной исповеди, и мы считаем такую аналогию справедливой, говорит Дмитрий Черняков, управляющий партнер Коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры». «Как и в отношения со священником, отношения адвоката и клиента строятся на высокой степени доверия.

И, конечно же, это доверие является основой адвокатской деятельности, основой юридического бизнеса. Это признается и государством. Например, закон об адвокатуре и Уголовно-процессуальный кодекс запрещают допрос адвоката в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в рамках оказания юридической помощи, — напоминает он.

 — В связи с этим мы считаем некорректным обязывать адвокатов информировать какие-либо государственные структуры о возможном отмывании доходов клиентом, хотя бы даже потому, что квалификация чьих-либо действий в качестве отмывания доходов — это прерогатива суда, а не адвоката. Адвокат, консультант не может подменять собой суд.

Так что проблема даже шире, чем просто неясность признаков отмывания, которые „следует“ выявлять юристам в деятельности клиентов».

Более того, полагает юрист, такая мера не приведет к повышению эффективности борьбы с легализацией доходов, а лишь, в очередной раз, подвигнет бизнес на переход в теневой сектор экономики, в том числе и в сфере юридических услуг.

«Также хотим отметить, что, по нашему мнению, государство уже имеет достаточный инструментарий для борьбы с легализацией неправомерных доходов, — говорит Дмитрий Черняков.

 — Однако широкое распространение тех же фирм-однодневок показывает, что эти механизмы используются не в полной мере».

По мнению Андрея Шаховнина, партнера консалтинговой компании «Лигерион Групп», целевой аудиторией предлагаемых Минфином норм являются профессиональные участники рынка юридических услуг, то есть те, кто прошел государственную регистрацию и имеет соответствующий статус.

«Именно на указанных лиц предлагается дополнительно распространить обязанность по организации и осуществления внутреннего контроля за деятельностью их же клиентов, вводится обязанность доносить о подозрительных операциях, — говорит он.

 — Строго говоря, сфера применения указанных поправок по-прежнему не затрагивает армию частнопрактикующих юристов, которыми наводнен рынок: тех, кто формально не зарегистрирован ни в качестве индивидуальных предпринимателей и не состоит в штате организаций, оказывающих юридические услуги, но фактически осуществляет подобного рода деятельность».

Очевидно, что контролирующие и правоохранительные органы при желании могут примерить предлагаемые законодательные поправки и на них, полагает он. «Бьют по лицу, а не по паспорту.

Это подразумевает вполне возможное привлечение к ответственности за фактическую деятельность и сокрытие соответствующей информации, отмечает юрист. — Однако если поправки будут приняты, практика их применения столкнется с определенным сложностями по доказыванию вины нарушителей. Согласно ст.

13 лица, виновные в нарушении Федерального закона „О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма“, несут административную ответственность с законодательством Российской Федерации. Статьей 1.5.

КоАП РФ установлена презумпция невиновности, согласно которой лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина».

Источник: https://news.rambler.ru/crime/12102496-minfin-predlagaet-nakazyvat-yuristov-kotorye-ne-hotyat-donosit-na-svoih-klientov/

Минфин России :: Совет по аудиторской деятельности

Совет по аудиторской деятельности создан при Министерстве финансов Российской Федерации в целях обеспечения общественных интересов в ходе осуществления аудиторской деятельности.

Его основными функциями являются:

рассмотрение вопросов государственной политики в сфере аудиторской деятельности;

рассмотрение проектов нормативных правовых актов, регулирующих аудиторскую деятельность, и рекомендация их к утверждению уполномоченным федеральным органом;

одобрение правил независимости аудиторов и аудиторских организаций и кодекса профессиональной этики аудиторов, определение областей знаний, из которых устанавливается перечень вопросов, предлагаемых претенденту на квалификационном экзамене;

внесение на рассмотрение уполномоченного федерального органа предложения о порядке осуществления уполномоченным федеральным органом по контролю и надзору внешнего контроля качества работы аудиторских организаций;

рассмотрение обращений и ходатайств саморегулируемых организаций аудиторов в сфере аудиторской деятельности и внесение соответствующих предложений на рассмотрение уполномоченного федерального органа.

Для обеспечения исполнения Советом по аудиторской деятельности возложенных на него законодательством функций он сформирован как независимый от аудиторской профессии орган, представляющий широкий круг пользователей бухгалтерской (финансовой) отчетности и аудиторских услуг.

Совет состоит из 10 представителей пользователей бухгалтерской (финансовой) отчетности, двух представителей Министерства финансов Российской Федерации, по одному представителю от Министерства экономического развития Российской Федерации и Центрального банка Российской Федерации и двух представителей от саморегулируемых организаций аудиторов.

Представители пользователей бухгалтерской (финансовой) отчетности, входящие в состав Совета по аудиторской деятельности, подлежат ротации один раз в три года не менее чем на 25 процентов их общего числа. Представители саморегулируемых организаций аудиторов подлежат ротации один раз в год.

Заседания Совета по аудиторской деятельности созываются по мере необходимости, но не реже одного раза в три месяца. Члены Совета по аудиторской деятельности принимают участие в его работе на общественных началах.

В целях подготовки решений Совета по аудиторской деятельности создан его Рабочий орган.

Рабочий орган Совета состоит из представителей всех саморегулируемых организаций аудиторов; руководителя единой аттестационной комиссии; представителей Министерства финансов Российской Федерации; представителей научной и педагогической общественности. Число представителей саморегулируемых организаций аудиторов в Рабочем органе Совета составляет не менее 70 процентов общего числа его членов.

Председатель Рабочего органа Совета по аудиторской деятельности назначается председателем Совета по аудиторской деятельности из руководителей саморегулируемых организаций аудиторов сроком на один год.

Заседания Рабочего органа Совета по аудиторской деятельности созываются по мере необходимости, но не реже одного раза в месяц. Члены Рабочего органа Совета по аудиторской деятельности принимают участие в его работе на общественных началах.

Обращения в Совет по аудиторской деятельности и его Рабочий орган могут быть направлены:

почтовым отправлением по адресу: 109097, г. Москва, ул. Ильинка, д. 9;

лично через ответственное за прием документов подразделение, расположенное по адресу: г. Москва, ул. Ильинка, д. 9, подъезд 5.

Источник: https://www.minfin.ru/ru/perfomance/audit/council/

Законопроект об уголовной ответственности для аудиторов вызвал много вопросов

11 апреля 2017 в 0:10

Рубрики: Законопроект, Суд

11 апреля рабочий орган совета по аудиту при Минфине решит судьбу проекта закона, вводящего уголовную и административную ответственность для аудиторов. Проект дополняет Уголовный кодекс и Кодекс об административных правонарушениях статьями об ответственности за подписание заведомо ложного аудиторского заключения.

Если это «деяние повлекло причинение существенного вреда», ответственность для подписавшего заключение будет уголовная, если ущерба нет — административная. За это преступление аудитор может лишиться свободы на срок до трех лет.

Административная же ответственность для самого подписавшего составит до 50 тыс. руб. штрафа, для аудиторской организации — до 500 тыс. руб.

Составлять протоколы об административных нарушениях будут «должностные лица органов исполнительной власти, осуществляющих функции по контролю и надзору в финансово-бюджетной сфере».

Вместе с тем после полугодовой разработки законопроект, по оценке экспертов, оказался сырым и нежизнеспособным,  пишет «Коммерсант». В процесс составления заключения вовлечено несколько аудиторов — заключивший договор, вышедший с проверкой, проводивший контроль качества, подписавший заключение.

«Противоправные действия могут быть на любом этапе, почему решили привлекать подписавшего?» — недоумевает заместитель главы «Финэкспертизы» Наталья Борзова. «Правильнее было бы привлекать к ответственности за составление аудиторского заключения, а это возможно и на основании действующей сейчас ст.

202 УК»,— отмечает глава московской коллегии адвокатов «Международное партнерство» Татьяна Проценко.

Определение термина «заведомо ложное аудиторское заключение» есть лишь в законе «Об аудиторской деятельности», однако толковать его можно по-разному, пишет kommersant.ru . 

Формулировка про размер ущерба, по мнению юристов, также некорректна. «В проекте есть термин «существенный ущерб», который является оценочным понятием, не имеющим стоимостной характеристики,— отметила Т.Проценко.— И тут понадобятся разъяснения пленума Верховного суда — что считать существенным ущербом, а что нет».

Юристы выделяют еще один неоднозначный нюанс законопроекта. «Заведомо ложное заключение — это всегда умысел,— отмечает Т.Проценко.— А если умысел был у аудитора, заключившего договор или проводившего проверку, но его не было у поставившего свою подпись, то не будет ни состава преступления, ни административного правонарушения».

Кроме того, законопроект не учитывает последних изменений в надзоре за аудитом.

Читайте также:  Образец доверенности в банк от юридического лица - юридические советы

ПродMag

Источник: http://ProdMagazin.ru/2017/04/11/zakonoproekt-ob-ugolovnoy-otvetstvennosti-dlya-auditorov-vyizval-mnogo-voprosov/

Ответственность аудитора

Ответственность аудитора – это санкции, налагаемые на аудиторскую фирму, обусловленные неисполнением (либо некачественным исполнением) одного или нескольких пунктов договора с заказчиком услуг. Вид ответственности определяется законами РФ – различают три вида:

Гражданско-правовая ответственность аудитора

Наиболее распространенная причина наступления гражданско-правовой ответственности аудиторской организации – ее несостоятельность и неспособность выполнить заказанные работы качественно.

Однако взыскание убытков с неквалифицированного аудитора не происходит автоматически: клиент аудитора должен доказать наличие связи между халатностью и наступившими негативными последствиями.

Доказательством невиновности аудиторской фирмы может быть признано соответствие произведенных работ общепринятым стандартам.

По статье 15 Гражданского Кодекса аудитор должен компенсировать следующие убытки:

  • Упущенную из-за ошибки проверяющего выгоду предприятия-клиента.
  • Дополнительные расходы (судебные, а также траты на перепроверку).

Административная ответственность аудитора

Основания для наступления административной ответственности следующие:

  • Обнаружение недостоверной информации в документах, обязательных для получения лицензии на осуществление аудиторской деятельности.
  • Регулярные нарушения аудиторской фирмой требований лицензии.
  • Незаконность решения о выдаче лицензии.

Основная форма наказания для аудитора – лишение лицензии либо приостановление ее действия. Без лицензии аудитор работать не может – ему грозит взыскание размером до 300 МРОТ.

Решение о приостановке действия лицензии доводится до самой аудиторской компании минимум за три дня до вступления в силу.

Лицензирующий орган обязан определить для аудитора срок устранения обстоятельств, вызвавших приостановку лицензии, однако, этот срок не может превышать полугода.

Если лицензиат в срок не справляется, лицензия аннулируется совсем, если справляется, то регулирующий орган выносит решение о возобновлении лицензии в течение месяца.

Уголовная ответственность аудитора

Уголовная ответственность не распространяется на организации и наступает за разглашение частными специалистами конфиденциальных сведений. Наказание может быть следующим:

  • Если аудитор вопреки задачам профессиональной деятельности, руководствуясь целью получить личную выгоду или нанести вред другому лицу, использует секретные сведения, ему грозит:

— Взыскание от 500 до 800 МРОТ.

— Арест сроком до полугода.

— Заключение до 3 лет (с лишением возможности заниматься аудиторской деятельностью еще 3 года).

  • Если аудитор повторно совершает аналогичное преступление, наказание становится более суровым:

— Взыскание от 700 до 1000 МРОТ.

— Лишение свободы на 5 лет (также с последующей дисквалификацией).

Источник: https://utmagazine.ru/posts/12955-otvetstvennost-auditora

Реформа аудита: мелкий должен уйти

Аудиторская отрасль, а это 26 тысяч аттестованных специалистов и около пяти тысяч компаний, встревожена грядущими изменениями законодательства в связи с инициированной Банком России реформой.

 В случае принятия предложений ЦБ с рынка могут уйти до 90 процентов аудиторских компаний, что нанесёт ущерб не только самому профессиональному сообществу, но и экономике, считают противники изменений.

Сторонники реформы полагают необходимой её проведение, так как она очистит рынок от недобросовестных компаний и повысит ответственность оставшихся игроков.

Проверки не для законодательства, а для бизнеса

Предложения о поправках в ФЗ-307 об аудиторской деятельности, разработанные в Центробанке, направлены на реформу аудита и передачу полномочий по его регулированию, надзору и контролю от Минфина и Федерального казначейства регулятору.

Минфину останется контроль за аудиторами, оказывающими услуги необязательного аудита. Ключевая задача будущей реформы — зачистка рынка от недобросовестных участников.

Речь идёт о сокращении на 75 процентов круга организаций, подлежащих обязательному аудиту, и повышении квалификационных и репутационных требований к ним.

Из-за уменьшения рынка стоимость аудиторских услуг будет расти, прогнозируют в профессиональном сообществе. А отмена существующих критериев чревата угрозой его монополизации и закрытием 80-90 процентов добросовестных аудиторских компаний с высококвалифицированными специалистами. Как это скажется на спросе, предложении и ценообразовании, пока неясно.

Проект поправок в законодательство предусматривает следующие направления. Первое — сужение круга компаний, подлежащих обязательному аудиту. Второе — ужесточение требований ко входу на аудиторский рынок. Третье — усиление требований к заверению отчётности банков и прочих поднадзорных ЦБ организаций.

Четвёртое — усложнение допуска аудиторов к подтверждению отчётности общественно значимых хозяйственных субъектов (ОЗХС) за счёт перехода вместо прямой к двухэтапной процедуре. Пятое — квалификационный и репутационный ценз организаций, попадающих в реестр ЦБ, и ротация аудиторов, ограничивающая срок работы с одним клиентом семью годами.

Инаконец, изменение модели саморегулирования на финансовом рынке.

Готовя свой вариант поправок, регулятор рассматривал вопросы совершенствования госзакупок, аудита так называемых выпадающих сфер (например, ЖКХ, социально значимых объектов инфраструктуры и так далее).

Однако наиболее дискуссионными являются несколько пунктов: объём выручки как критерий обязательности аудита и наличие в штате аудиторской организации трёх аудиторов, которые работают по основному месту работы.

И ещё наличие в штате 12 аудиторов с квалификационными аттестатами ЦБ РФ для организаций, осуществляющих обязательный аудит социально значимых хозяйствующих субъектов (СЗХС).

Замруководителя Департамента корпоративных отношений Банка России Виктория Степаненко обратила внимание на желание ЦБ повысить значимость самого аудиторского заключения: «Нам не хотелось, чтобы оно являлось документом, который представляется или покупается лишь для исполнения формального требования законодательства РФ. Оно должно обладать содержательной сущностью и быть востребованным прежде всего рынком».

«Почиститесь сами, и вы спасётесь!»

Сегодня в Интернете встречаешь массу предложений: аудит недорого, по выгодной цене, по лучшей цене и тому подобное. Разве это не свидетельство востребованности его услуг? Аудит — это проверка достоверности бухгалтерской или финансовой отчётности предприятия и её соответствия законодательству.

«Анфан террибль» российского среднего бизнеса, руководитель ряда ретейловых компаний Дмитрий Потапенко на «круглом столе», проведённом профильным подкомитетом «Деловой России», нелицеприятно объяснил собравшимся представителям отрасли, зачем реальному сектору нужен аудит: «Вы нам нужны всего для двух вещей — либо получить деньги, либо не потерять их.

Поэтому вам следует целиться не в сохранение аудиторского рынка, а чуть повыше. Чтобы возникала причинно-следственная связь между результатами вашего труда и их значением для бизнеса. Чтобы аудиторское заключение мы могли использовать не в качестве твёрдой бумажки, а как минимальный инструмент защиты. Вот тогда мы к вам будем обращаться.

А иначе, как и сейчас, будем покупать аудит».

Предприниматель посоветовал аудиторам повышать уровень подготовки, который, на его взгляд, сегодня трешевый. Именно поэтому в случае выведения крупных компаний на международные рынки, сообщил он, российский бизнес чаще всего прибегает к услугам «большой четвёрки» крупнейших мировых аудиторско-консалтинговых компаний.

«Их печаточка имеет значение, — сказал Дмитрий Потапенко, — а аудиторское заключение российских организаций в суде ничего не значит. Тот сегмент, с которого вы можете получить деньги, — это, условно говоря, средний бизнес. Чтобы бумага являлась защитой, почистите сами рынок от себя. Иначе вы его сами и грохнете».

Из-за сомнительной отчётности и аудита в 2016 году только российские фармацевтические компании потеряли 1,2 миллиарда долларов — такова сумма недополученных контрактов.

В свою очередь, глава одной из крупнейших российских аудиторско-консалтинговых компаний — АКГ «Градиент Альфа», председатель профильного подкомитета «Деловой России» Павел Гагарин признал неблагополучие в отрасли: «Очевидно, что множество из аудиторских компаний таковыми по сути не являются — это незаконные фирмы-однодневки, которые дискредитируют профессию, занимаются ценовым демпингом и разрушают рынок. Другие вынуждены выбирать — либо снижать цены в ущерб качеству, либо их держать, рискуя не выдержать конкуренции. Однако предложения ЦБ нуждаются в корректировке и доработке. Размер газонокосилки не должен быть размером с поляну».

Под обязательный аудит в настоящее время попадают компании с годовой выручкой от 400 миллионов рублей в год или активами баланса от 60 миллионов рублей, а также компании в форме акционерного общества, фирмы, торгующиеся на бирже, все финансовые организации (банки, страховщики, негосударственные пенсионные фонды — прим. ред.), госструктуры.

Центральный Банк предлагает эти пороги поднять и ввести аудит для организаций, которые соответствуют одному из трёх условий: объём выручки превышает 800 миллионов рублей, либо сумма активного бухгалтерского баланса выше 400 миллионов рублей, либо среднесписочная численность работников более 100 человек.

Читайте также:  Усн 15 процентов - доходы минус расходы - юридические советы

Больше обязательного аудита — меньше рисков

Обязательный аудит позволяет оценить и предотвратить налоговые риски, негативные правовые последствия сделок, непродуманные управленческие решения, отъём бизнеса.

Выведение из-под него три четверти бизнеса, убеждена председатель правления Российского Союза аудиторов Людмила Козлова, приведёт к увеличению рисков предоставления недостоверной отчётности большого круга хозяйствующих субъектов.

«Снизится эффективность правового противодействия механизму легализации и отмывания доходов, полученных преступным путем, — отметила она. — Это не будет способствовать обеспечению национальной безопасности России. Добавьте сюда вероятное снижение собираемости налогов практически для бюджетов всех уровней, ухудшение качества корпоративной отчётности…»

Очевидно, что множество из аудиторских компаний таковыми по сути не являются — это незаконные фирмы-однодневки, которые дискредитируют профессию, занимаются ценовым демпингом.

«Требование иметь в штате организации 12 аудиторов означает, что во многих регионах не найдется ни одной аудиторской организации, которая получит право проверять местные предприятия из разряда СЗХС. Они будут обращаться к крупным компаниям, которые находятся в основном в московском регионе, — перечислила Козлова возможные негативные последствия. — Кстати, «требование 12» не основано на международных стандартах аудита (МСА), на которые мы перешли в этом году. И ещё один важный момент — несоответствие принципам саморегулирования, над реализацией чего мы, согласно ФЗ-403, работали два последних года. У нас в саморегулируемых организациях состоят 2105 юридических лиц и 10 080 неюридических лиц. Российский Союз аудиторов предлагает оставить норму об обязательном аудите. Иначе по множеству компаний возрастут риски для инвесторов и государства. Избыточна и идея ЦБ об обязательном страховании ответственности».

Сегодня аудиторская компания в России в среднем имеет в своём составе пять аудиторов (пятый — чаще всего совместитель). Чтобы компании работать с подконтрольными Центробанку организациями, понадобится 12 специалистов, из которых не менее трёх должны быть аттестованы регулятором.

Кстати, саму аттестацию, по словам председателя правления Совета по общественному надзору за развитием бухгалтерского учёта, финансовой (бухгалтерской) отчётности и аудита Алексея Руфа, получить очень сложно. В 2012 году её прошёл лишь один из семи аудиторов, и некоторые из них сдавали экзамены по семь-десять раз.

К тому же из-за невысоких зарплат профессия перестала котироваться и испытывает дефицит кадров. Специалист видит корень проблемы в отсутствии у государства заинтересованности в достоверной отчётности.

Его удивляет, почему вместо исполнения постановления Правительства РФ о переходе на трёхуровневую систему «аудитор — саморегулируемая организация — национальный союз» в отрасли инициируется революционная реформа.

Закон должен вывести отрасль из кризиса

«Согласен с тем, что миссия саморегулируемой организации (СРО) как регулятора первого уровня должна сохраниться, — считает председатель Комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков. — Здесь, правда, возникает конфликт интересов.

С одной стороны, СРО стремится иметь как можно больше членов, с другой — должна проявлять жесткость и принципиальность, изгоняя из своих рядов недобросовестных. Аудиторский рынок вырос, он очень солидный, на нем немало хороших компаний, много специалистов с высокой квалификацией, но он находится в кризисе.

Очень много липовых заключений, и, соответственно, на нём надо наводить порядок, его надо зачищать от недобросовестных участников. Необходимо принять закон, который позволит решить эту проблему».

Депутат поведал, что, когда он состоял в Национальном банковском совете при Игнатьеве, последний призывал привлекать к ответственности аудиторов за то, что они не стучат в ЦБ на недобросовестные действия некоторых организаций и выдают фальсифицированные заключения. По словам парламентария, пора убрать с аудиторского рынка негодное и при этом сохранить всё здоровое, что на данный момент есть.

Вопрос о реформе аудиторской отрасли как приоритетный обсуждается в Комитете с сентября прошлого года. Тем не менее подвижек в вопросе пока нет. К депутатам официально поправки из Центрального Банка и Минфина пока не поступали — они в процессе согласования.

Вместе с ними ко второму чтению должен прийти нормативный документ либо Минфина, если за ним сохранится регулирование в полном объёме, либо от ЦБ, и тогда парламентарии рассмотрят всё. Работа переносится на осень, но она будет очень интенсивная, заверил Аксаков.

Из встреч с представителями малого и даже среднего бизнеса глава Комитета Госдумы по финрынку вынес впечатление, что им аудит без особой надобности: «Получая документ о достоверности бухгалтерской отчётности, они лишь выполняют закон. Аудиторское заключение нужно главным образом инвесторам, которые хотели бы работать с предприятиями, или тем, кого хочет привлечь МСП. Таким образом, затраты на аудит чаще всего пустые хлопоты».

Вопрос в том, считает Аксаков, чтобы определить те организации, отмена аудита для которых может вызвать разбалансировку на рынке. Это и должно быть, по его мнению, предметом дискуссий. Ничего не имеет депутат и против предложения ЦБ освободить от аудита общественные фонды, особенно небольшие и социально малозначимые.

Фальсифицированное заключение — преступление

Из-за сомнительной отчётности и аудита в 2016 году только российские фармацевтические компании потеряли 1,2 миллиарда долларов — такова сумма недополученных контрактов. То, что качество аудита нужно повышать, — медицинский факт.

Вместе с тем замгендиректора компании «Фармфорвард» Илья Попов опасается, что отмена обязательного аудита выльется в ухудшение деловой среды, а снижение конкуренции — в удорожание услуг: «Если нормы, о которых мы услышали, попадут в закон, это взвинтит наши издержки.

Нам ничего не останется, кроме как набирать в свой штат сертифицированных аудиторов».

Жёстко настроен первый зампредседателя Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам Николай Журавлёв.

«Сенаторы сильно озабочены сложившейся ситуацией на рынке аудита, — заявил он. — Я возмущён теми случаями, которые имели место в последние годы при банкротствах кредитных и других финансовых организаций. Мы видели просто вопиющие случаи заверения фальсифицированной отчётности. Это такое же преступление, как и само её составление.

Поэтому мы однозначно настаиваем на ужесточении ответственности руководства аудиторских компаний и самих аудиторов вплоть до уголовной. Никакой разницы между преступлениями руководства банка по хищению денежных средств и подтверждением фальсифицированной отчётности аудиторскими структурами я не вижу.

Повышая ответственность одних, мы обязаны распространять её и на других. Убеждён, что аудиторская отрасль должна пройти такую же реформу, как и рейтинговая отрасль. А её регулятором должен быть именно Центральный Банк как наиболее качественный на сегодня регулятор.

Это тем более логично, что большая часть аудиторских заключений сфокусирована на финансовых отраслях, подконтрольных ЦБ».

Обязательный аудит позволяет оценить и предотвратить налоговые риски, негативные правовые последствия сделок, непродуманные управленческие решения, отъём бизнеса.

По вопросу саморегулирования в профильном Комитете верхней палаты пока позиция не выработана. Изначально сенаторы склонялась в сторону введения лицензирования.

Но теперь, по словам Журавлёва, есть смысл подумать о двухуровневой системе по аналогии с универсальными банковскими лицензиями и базовыми лицензиями.

Например, если аудиторская компания претендует на проверки отчётности крупных финансовых организаций и АО, тогда это прямое лицензирование или аккредитация в ЦБ.

Если же её специализация — небольшие предприятия, пусть даже и в сфере обязательного аудита, то в этом случае достаточно сохранить саморегулирование.

ЦБ стремится к укрупнению аудиторских фирм, исходя из того, что хорошие специалисты дороги, а технологичные решения стоят денег, которых нет у мелких структур. За рубежом монополизация рынка предотвращается объединением небольших компаний в аудиторские сети. В России этот формат представлен в деформированном виде. Поэтому малым компаниям придётся покинуть рынок. Без этого не обеспечить высокое качество оценки. До сентября регулятор пообещал провести встречи с аудиторами в регионах, чтобы собрать все замечания и пожелания перед тем, как направить законопроект в Госдуму.

Источник: https://www.pnp.ru/economics/reforma-audita-melkiy-dolzhen-uyti.html

Ссылка на основную публикацию