«амнистия капиталов» – 2015 коснется ряда статьей ук рф — юридические советы

Для всего, что сокрыто непосильным трудом

«Амнистия капиталов» – 2015 коснется ряда статьей УК РФ - юридические советы

Принятая Госдумой амнистия капиталов вряд ли станет стимулом к деофшоризации. Вероятно, наибольшую популярность она будет иметь среди бывших чиновников и нынешних владельцев зарубежных счетов

Заседание Государственной думы (Фото: Екатерина Кузьмина / РБК)

«Нам нужно окончательно перевернуть офшорную страницу в истории нашей страны», — потребовал президент Владимир Путин в своем последнем послании Федеральному собранию.Тем, кто откликнется на призыв (третий по счету с 2012 года), президент пообещал бонус — полную амнистию капиталов, возвращенных в Россию. «По‑разному они [капиталы] заработаны и получены», — заметил он.

В пятницу Госдума приняла закон об амнистии в третьем чтении. Сделать ее полной не получилось — возникли противоречия с FATF (международная организация по борьбе с отмыванием преступных доходов и финансированием терроризма). Да и стимулом к деофшоризации она вряд ли станет.

Раскрыться перед государством

Чтобы не смущать целевую аудиторию, власти переименовали амнистию в закон о добровольном декларировании. «Не хотим, чтобы даже каким-то косвенным образом имелось в виду, что люди, приходя в налоговый орган, сознаются в каких-то правонарушениях», — объяснял первый вице-премьер Игорь Шувалов в конце марта перед внесением законопроекта в Госдуму.

Суть кампании в том, что любое физлицо до 31 декабря 2015 года может раскрыть принадлежащее ему имущество (ценные бумаги, недвижимость, транспорт) и счета в банках за границей. В обмен декларант получит иммунитет от налоговой и уголовной ответственности, которая могла грозить за приобретение и использование активов до 1 января 2015 года (подробнее см. врез).

«Продекларировав это имущество, [бенефициары будут] знать точно, что к ним никто никогда не придет, не спросит, откуда это», — заверял Шувалов. Оборот информации ограничит режим налоговой тайны. А использовать данные из деклараций для уголовного преследования или проведения налоговых проверок декларантов будет запрещено.

«Профиль пользователя этого закона не очень понятен», — озадачен налоговый менеджер крупной телекоммуникационной компании: люди, которые получают легальный доход за рубежом, и так стремятся декларировать его в России. А те, которые целенаправленно выводили капитал и скрывались, вряд ли захотят раскрыться в любом случае, рассуждает он.

Что говорит закон

По закону об амнистии любое физлицо может раскрыть информацию о принадлежащем ему имуществе и счетах в иностранных банках без каких-либо дополнительных платежей и налогов.

Задекларировать можно недвижимость, транспорт, акции и доли участия в компаниях. Декларировать все имущество не требуется. Период декларационной кампании — с 1 июля по 31 декабря 2015 года.

Под нее подпадут активы, полученные до 1 января 2015 года.

В обмен декларанты освобождаются от ответственности за нарушения, связанные с приобретением и использованием задекларированного имущества, по ряду статей Уголовного кодекса, а именно: ст.

193 — уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств, ч.2 и 3 ст.194 — уклонение от уплаты таможенных платежей, ст.198–199.

2 — уклонение от уплаты налогов, и от административной ответственности по ряду статьей Кодекса об административных правонарушениях — ст.14.1, 15.1, 15.3-15.6, 15.11 и 15.25.

На раскрытую информацию распространяется режим налоговой тайны. Запрещено использовать ее для уголовного преследования или налоговых проверок декларантов.

Для имущества, указанного в декларации, предусмотрена безналоговая передача от номинального держателя в пользу фактического (не требуется уплата НДФЛ).

Бизнесменам страшно

Прятаться бесполезно, предупреждал председатель налогового комитета Госдумы Андрей Макаров на первом чтении закона об амнистии: банковской тайны де-факто не существует.

«Мир стремительно становится все более прозрачным», — соглашался замминистра финансов Сергей Шаталов. А с 2018 года страны перейдут на автоматический обмен налоговыми данными.

Амнистия, по словам Шаталова, хороший шанс «начать жизнь с чистого листа».

Но вряд ли многие бизнесмены захотят этот шанс использовать. «Амнистия — это бонус, если ты решил остаться [в России]», — иронизирует человек, близкий к бюро правления Российского союза промышленников и предпринимателей. Успех кампании будет напрямую зависеть от доверия к государству, отмечает он.

С доверием могут быть проблемы, признает высокопоставленный чиновник правительства: при желании любую сделку можно квалифицировать как мошенничество, а депутаты отказались освобождать декларантов от ответственности по этой статье.

Полное раскрытие означает попадание в плохую правовую и судебную систему, беспокоится топ-менеджер финансовой компании, «где отобрать бизнес можно не путем арбитражных исков, а через уголовные дела против владельцев».

Офшоры — это же не только низкие налоги и сокрытие бенефициара, указывает бизнесмен из списка Forbes: там активы защищены надежнее.

Амнистия может стать спасением для тех бизнесменов, которые уже попали в поле зрения правоохранителей. Суд или следователь могут прекратить уголовное преследование декларанта по «амнистируемым» статьям. Вменяемый ущерб возмещать не придется.

Чиновникам страшно

«Чиновники смогут в полной мере воспользоваться этим законом», — говорил замминистра Шаталов в Госдуме. Но всепрощения не будет, предупреждал он: за нарушение закона о госслужбе придется ответить. Как и за легализацию преступных доходов и финансирование терроризма.

Декларант освобождается от ответственности только за налоговые, таможенные и валютные нарушения. В первую очередь это уклонение от уплаты налогов и таможенных пошлин, поясняет партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Михаил Казанцев.

Но задекларировав имущество за рубежом, чиновник будет уволен: это прямое нарушение закона о госслужбе. К тому же у правоохранительных органов может возникнуть желание проверить происхождение средств, которые чиновник вывел за границу, рассуждает Казанцев. А на коррупционные статьи амнистия не распространяется.

«Если деньги от взяток и нет иных источников дохода, то, наверное, чиновник не пойдет их декларировать», — заключает юрист. «Ни один нормальный чиновник этим законом не воспользуется!» — категоричен высокопоставленный чиновник правительства.

Скорее это закон для бывших чиновников, рассуждает человек, близкий к РСПП: «Отличный способ отмыть старые взятки».

Для чиновников это шанс легализовать коррупционные доходы, считает бывший префект Северного административного округа Москвы Олег Митволь. Формально декларантом может быть номинальный держатель активов, отмечает он. А уличить чиновника в коррупции будет сложно: для этого нужна вторая сторона — тот, кто давал взятку.

Частный валютный случай

Хороший шанс амнистия дает нарушителям валютного законодательства, у которых легальные капиталы.

Российское валютное законодательство устроено так, что легче быть нарушителем, чем его соблюдать, вздыхает налоговый менеджер крупного холдинга.

Например, незачисление доходов, полученных за рубежом, на счет в российском банке считается нарушением и влечет штраф до 100% от суммы. Многие люди доверяют управление своими финансами западным институтам, продолжает менеджер.

При этом все доходы от управления зачисляются на счета в иностранных банках. «Получается, что даже если ты декларируешь налоги с полученных доходов, то все равно виновен, так как нарушаешь валютное законодательство!» — сокрушается собеседник РБК.

Многие открыли счета и теперь боятся их легализовать, констатирует старший партнер «Пепеляев Групп» Иван Хаменушко: «Это массовая ситуация — среди среднего класса едва ли не каждый второй».

Валютное законодательство вынудило людей уйти в офшоры, рассуждает управляющий активами состоятельных россиян. Клиенты перевели средства в офшорные компании — «кошельки». А теперь из-за кампании по деофшоризации у этих людей выросли риски.

«Закон об амнистии позволит таким законопослушным или полузаконопослушным гражданам нормально выйти из двусмысленной ситуации», — рассчитывает налоговый менеджер. Правда, вслед ​за этим необходимо провести либерализацию валютного законодательства, призывает он: «Иначе амнистия не будет иметь серьезного эффекта».

Слово о справедливости

Для чиновников и близких к власти предпринимателей геополитическая ситуация складывается не в пользу иностранных юрисдикций, констатирует бизнесмен из списка Forbes: вводятся санкции, требуют раскрыть происхождение средств. В принципе, лучше, если чиновники будут держать деньги в России, считает собеседник РБК: «Если они держат деньги за рубежом, то это не наша элита».

Амнистия — несправедливая социальная мера, считает чиновник финансово-экономического блока правительства. Тот, кто не соблюдал законодательство и выводил средства, получает бесплатное прощение и экономит как минимум 13% (ставка НДФЛ), недоволен он: «А человек, который всю жизнь платил налоги, оказывается в дураках».

Как чиновники готовили амнистию

27 марта 2014 года

На встрече Владимира Путина с членами Совета Федерации спикер Совфеда Валентина Матвиенко предложила провести амнистию капитала, выведенного за рубеж. «Пусть эти капиталы вернутся из офшоров в российскую юрисдикцию», — пояснила она.

19 июня 2014 года

Газета «Известия» сообщила, что сенаторы Константин Добрынин и Юрий Бирюков разработали законопроект об амнистии капитала. Согласно документу, возвращаемый в Россию капитал освобождался от уплаты налогов. При этом вводился декларационный платеж в размере 2,5%.

2 октября 2014 года

Депутат Михаил Сердюк внес в Госдуму свой вариант законопроекта об амнистии. В декабре этот документ был возвращен автору для устранения недостатков.

5 ноября 2014 года

Свой законопроект в Госдуму внесли Добрынин и Бирюков. В январе документ вернули авторам на доработку.

4 декабря 2014 года

Владимир Путин заявил в Послании Федеральному собранию: «Если человек легализует свои средства и имущество в России, он получит твердые правовые гарантии, что его не будут таскать по различным органам, в том числе и правоохранительным, трясти его там и тут, не спросят об источниках и способах получения капиталов, что он не столкнется с уголовным или административным преследованием и к нему не будет вопросов со стороны налоговых служб и правоохранительных органов».

26 февраля 2015 года

Газета «Ведомости» написала о подготовке Минфином нового законопроекта об амнистии капитала. Сообщалось, что министерство опирается на концепцию, разработанную бизнес-омбудсменом Борисом Титовым.

19 марта 2015 года

На встрече с бюро правления РСПП Владимир Путин поддержал идею об отказе от декларационного платежа в размере 1% от стоимости активов, предложенного в новом варианте законопроекта.

27 марта 2015 года

Правительство РФ внесло в Госдуму новый законопроект об амнистии капитала. Согласно документу, амнистия продлится до 31 декабря 2015 года. Легализовать можно только те капиталы, которые были получены до 1 января 2015 года.

Владельцев капиталов освободят от уголовной, административной и налоговой ответственности; уплаты декларационного платежа также не потребуется.

13 мая документ приняли в первом чтении, а 22 мая — сразу во втором и третьем чтениях.

Читайте также:  Когда допускается привлечение работника к сверхурочной работе? - юридические советы

13 мая 2015 года

Группа депутатов внесла в Госдуму вспомогательный законопроект, вносящий в НК РФ изменения, связанные с амнистией. В частности, документ гласит, что если в ходе амнистии имущество передается от номинального владельца реальному, это не означает, что налоги, уплаченные ранее номинальным владельцем, могут быть признаны излишними. 20 мая законопроект приняли в первом чтении.

Источник: https://www.rbc.ru/economics/24/05/2015/5561d6d89a79476b36377337

Амнистия капиталов продлится в России до конца 2015 года

Только с 1 июля по 31 декабря 2015 года в России олигархи и бизнесмены средней руки смогут доверительно раскрыть налоговикам информацию обо всей своей собственности и за это получить прощение по экономическим преступлениям, с которыми могло быть связано создание и функционирование их бизнеса.

Президент подписал закон об амнистии капиталов

Необычный закон об амнистии капиталов подписал президент РФ.

Закон не завязан только на зарубежные активы россиян. Первоначально он рассматривался как продолжение антиофшорной кампании, но в окончательном тексте речь идет и о российском имуществе, счетах и капиталах, в том числе таких, которые были оформлены на зиц-председателей и фирмы-прокладки.

В пределах задекларированного имущества предприниматели единожды освобождаются от ответственности по самым «популярным» профильным статьям Уголовного кодекса, отмечает вице-президент «Деловой России» Николай Остарков.

Это уклонение от репатриации денежных средств, уклонение от уплаты налогов и сборов, неисполнение обязанностей налогового агента, сокрытие денежных средств либо имущества, за счет которых должно производиться взыскание налогов. В обычной жизни санкции по ним до пяти-шести лет заключения.

Амнистией капитала воспользуются как минимум несколько тысяч человек, у которых могут быть потенциальные проблемы с правоохранителями, считает председатель экспертного совета Комитета Госдумы по бюджету и налогам Михаил Орлов.

Новая корпорация облегчит бизнесу доступ к госзакупкам

Легализовать не удастся только активы откровенно криминального происхождения.

Обо всем, что нажито непосильным трудом в «лихие 90-е», и не только (вплоть до 1 января этого года), можно рассказать в специальных декларациях, не опасаясь получить штраф или срок.

Налоговики узнают много интересного, а вот для нас все так и останется во мраке: сведения декларации будут налоговой тайной, и они не могут быть истребованы никем, кроме самого декларанта. Возбудить дело на их основе будет нельзя.

«Закон достаточно оригинальный, у него три ключевых особенности: он не предполагает обязательного возврата средств в Россию и уплату какого-либо платежа с легализуемого имущества, фактически он и не предполагает повышение прозрачности экономики — в публичный доступ ведь сведения из деклараций не попадут», — говорит эксперт.

Фактически речь идет о выдаче бизнесу бесплатного страхового полиса, который потребуется, если придут люди в погонах. Вот тогда можно будет достать с полочки этот полис. Правда, потребуется платить больше налогов.

Зато прибавится спокойствия.

Государство предлагает начать отношения с чистого листа: бизнес ничего не скрывает и платит со всего своего имущества налоги, ему обещают более или менее спокойную жизнь и избавление от архаических рисков.

Психологически решиться на такое непросто, признают предприниматели, хотя власти на самом высоком уровне обещают строго следить за соблюдением джентльменского соглашения. Закон тщательно прописывает важные нюансы — как должна подаваться декларация и как могут потом использоваться ее сведения.

Достаточно ли гарантий? «В бизнес-среде всегда есть скепсис, но большего от законодателей требовать сложно, дальше все зависит от правоприменения и скрупулезного следования идеологии закона», — отвечает Николай Остарков.

Медведев поручил доработать закон о моратории на проверки бизнеса

Непрозрачность владения собственностью (заводами, пароходами, счетами и островами) спасала от рейдерства конечного бенефициара. Поэтому, чтобы выйти на собственника даже далеко не самого крупного предприятия, нужно рисовать замысловатые схемы и запрашивать данные из многочисленных офшорных юрисдикций.

По сути, бизнесу предлагают режим непрозрачного владения собственностью сохранить, но с легализацией активов в российской юрисдикции, говорит Николай Остарков.

И если раньше благополучие предпринимателей зависело от юристов, сопровождающих создание и существование офшорных компаний, то сейчас оно будет зависеть от Федеральной налоговой службы, от того, как будет соблюдаться режим налоговой тайны.

Иначе говоря, закон дает возможность поменять риски западные на риски российские. Основная цель закона — даже не увеличить налоговые сборы, считает вице-президент «Деловой России» Николай Остарков, а защитить предпринимателей от давления со стороны властей западных стран.

Бизнес сам должен взвесить, какие риски в текущей ситуации сильнее, и эта абсолютная свобода выбора — одно из главных достоинств закона.

Он задает правильный тон государственной политике: все барьеры на пути привлечения денег в Россию должны быть сняты, считает эксперт.

Источник: https://rg.ru/2015/06/10/amnistia.html

Новости экономики и финансов СПб, России и мира

Фото: Геодакян Артем/ITAR-TASS

Проект закона, освобождающий бизнесменов, решивших вернуть имущество в российскую налоговую юрисдикцию, от ответственности, одобрил кабинет министров. Кроме того, в карточке документа появились поправки ко второму чтению, учитывающие мнение Комитета по экономической политике и экспертного сообщества.

Среди важных новинок — распространение амнистии на сделки и операции, совершенные до 1 января 2015 года вместо начала 2014 года, как предполагалось ранее. В перечень имущества добавили также автомобили.

Кроме того, амнистия коснется не только владельцев имущества, но и их подчиненных, чьи подписи могут стоять на финансовых документах.

В документе также появился конкретный перечень статей Уголовного кодекса и Кодекса об административных правонарушений, от ответственности по которым освободят номинальных владельцев. Второе, ключевое, чтение в нижней плате парламента пройдет завтра, 20 мая.

Закон об амнистии капиталов станет необходимым дополнением к закону о контролируемых иностранных компаниях, вступившему в силу в начале года.

Он обязывает номинальных владельцев предприятий, зарегистрированных в иностранных юрисдикциях, отчитываться о нераспределенной прибыли.

Минимальная сумма, о которой нужно будет рассказать российским налоговикам, в 2015 году составит 50 млн рублей, в 2016 году — 30 млн, в 2017 — 10 млн. Согласно внесенным поправкам, отчитываться по этому поводу нужно будет до конца года, начиная с июля.

Тем, кто вовремя задекларирует имущество и капиталы, не грозит ответственность по статьям УК 193 «Уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или валюте РФ», 194 «Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лиц» (частей статьи, оговаривающих участие таможенников в преступлении, амнистия не касается), 198 и 199, в которых речь идет об уклонении от уплаты налогов физлицами и организациями, 199.1 «Неисполнение обязанностей налогового агента» и 199.2, которая касается сокрытия налоговой базы.

В пункте об административной ответственности упоминается статья о предпринимательской деятельности без регистрации и необходимых лицензий — 14.1. Речь также идет о статьях 15.1-15.6, по которым наказывают за нарушение порядка кассовых операций и взаимоотношение с ФНС (постановка на учет, отчетность и т. д.

), 15,11, карающей  за нарушение правил бухучета, и 15.25, в которой говорится о нарушении валютного законодательства. Поправки также снимают еще одну важную проблему, о которой говорили юристы.

Декларируемые деньги на счетах в иностранных банках, а также финансовые операции с их использованием не подпадают под закон о валютном контроле и регулировании.

Уточнена также статья о гарантиях, где теперь более четко оговаривается, что сведения, которые были представлены в декларации, не могут быть истребованы никакими другими государственными структурами. Запросить их у ФНС может только сам автор декларации.

Кроме того, он может использовать эти сведения в качестве доказательства в судебном разбирательстве, а суд не имеет права отказать в приобщении декларации к делу. А вот представить сведения декларации в качестве доказательства против её автора уже нельзя.

Авторы также уточнили, что предоставление гарантий не будет зависеть от того, представлены ли декларантом все предусмотренные законопроектом сведения или только часть.

Еще один важный момент, на котором настаивал бизнес-омбудсмен Борис Титов, это освобождение от ответственности сотрудников организаций, которые участвовали в приобретении имущества или финансовых операциях, указанных в декларации.

Ранее амнистия касалась лишь физического лица, в интересах которого те действовали, — владельца компании. Тем не менее, в законопроекте нет четкого определения или перечня таких сотрудников — применение этой нормы будет вызывать споры, считает партнёр DLA Piper Елена Зайцева.

Например, непонятно, распространяются ли гарантии на должностных лиц вовлеченных организаций.  

Нерешенной по-прежнему остается одна из основных проблем — ответственность организации за неуплату налогов, говорит руководитель налоговой практики «Пепеляев групп» Сергей Сосновский. Неизвестно, забыли об этом моменте или нет, но организации по-прежнему грозит штраф 20% от суммы неуплаченного налога.

«Пока получается так, что владельцу и сотрудникам ничего не грозит, но после подачи декларации они подставляют компанию под штраф, — говорит Сергей Сосновский.

— В целом же законопроект выглядит куда более конкретным и зрелым, нежели в первой редакции, в нем решены основные проблемы, которые обсуждало экспертное сообщество. Большая редкость, когда бланк декларации и порядок ее заполнения сразу же прописан в федеральном законе.

Читайте также:  Нарушение срока подачи заявления на патент не повод для отказа в его выдаче - юридические советы

На моей памяти такое было во время принятия УПК, да и то бланки в процессе из проекта изъяли — он получался слишком объемным».

Можно предположить, что информация об имуществе вкупе с описанием источников получения, поступившая в налоговые органы, повлечет претензии к организациям, солидарна налоговый консультант Светлана Ушакова.

Ее также настораживает, что в процедуре принятия четко прописано право налогового органа отказать в приеме декларации. К тому же декларацию нельзя уточнить.

«Все мы люди, человек может просто забыть о каких-то активах, особенно если их много, почему нельзя подать уточненную декларацию в рамках кампании, непонятно. Это можно сделать, только если первую налоговики не приняли», — говорит юрист.

Бизнесу также придется просчитывать риск того, что уголовное преследование прекращается с согласия руководителя следственного органа, как сказано в законопроекте, — получается, что амнистия уже не безусловна, обращает внимание Светлана Ушакова. У банков теперь появляется право запрашивать у клиентов информацию об источнике денег или другого имущества клиентов. Перед этим они вполне законно смогут блокировать такие денежные переводы.

По словам Сергея Сосновского, сдвиг сроков амнистии на 1 января 2015 года — верный шаг, поскольку таким образом организации не попадут под удар из-за повторяющихся хозяйственных операций.

Ранее, например, получалось так, что одни и те же незаконные действия с имуществом или финансами в 2013 году прощались, а в 2014 уже становились преступлениями.

Вариант, что нечистые на руку предприниматели могли намеренно не вполне законно завладеть собственностью, зная о подготовке амнистии, юрист отрицает, поскольку о необходимости амнистии президент сообщил лишь в конце 2014 года, ранее она обсуждалась лишь на уровне идеи.

В первой редакции, напоминает эксперт, в российское законодательство попытались ввести понятие траста, хорошо, что ко второй эту главу изъяли. Это могло бы не очень хорошо повлиять на правовую систему в целом — одной строчки о таком обширном понятии и системе взаимоотношений в законопроекте на другую тему было явно недостаточно.

Кроме того, к первому чтению на днях подготовлен еще один законопроект, корректирующий ряд статей Налогвоого кодекса в связи с амнистией. Вчера комитет по бюджету Госдумы рекомендовал принять ег ов первом чтении.

Это важное дополнение, без которого амнистия будет идти со скрипом, отмечает партнер DLA Piper Елена Зайцева.

«Тут уместно было бы привести в пример ситуацию, сложившуюся с применением предусмотренного законом «о деофшоризации» переходного положения о «безналоговом получении имущества» при ликвидации контролируемой иностранной компании, — вспоминает юрист.

— Оно сегодня, к сожалению, не работает в отношении физлиц-бенефициаров, поскольку соответсвующие изменения в 23 главу Налогового кодекса так и не внесли».

Обсуждаем новости здесь. Присоединяйтесь!

Источник: https://www.dp.ru/a/2015/05/19/Amnistiju_kapitalov_raspro

8 фактов, которые надо знать об амнистии капиталов в РФ

Россия не остается в стороне мирового движения в сторону налоговой прозрачности и деоффшоризации. Объявленная президентом амнистия капиталов является одим из инструментов деоффшоризации, призванным вывести средства «из тени», и легализовать те средства, с которых налоги не были уплачены или уплачены в недостаточном объеме.

Как это заведено, для привлечения средств в страну, правительство использует и кнут, и пряник. «Пряничная» амнистия предполагает освобождение от обвинений по целому ряду статей Уголовного кодекса.

С 1 января 2015 года было введено понятие «контролируемая иностранная компания» (КИК), которая контролируется налоговым резидентом РФ, но сама им не является. Контролирующие лица КИК должны извещать налоговые органы РФ об участии в их капитале, а также декларировать прибыль. Подать уведомления о своей доле в КИК надо было до 15 июня этого года. Однако, подано было менее 4000 уведомлений.

По мнению экспертов, антиоффшорный закон не столько помогает вернуть средства в страну, сколько вынуждает состоятельных людей ее покинуть. Выбор стоит так: либо добровольно задекларировать все свои оффшорные компании, либо просто перестать быть налоговым резидентом РФ, проводя там меньше 183 дней в течение года.

С одной стороны, амнистия должна быть максимально либеральной, а с другой стороны, необходимо исключить возможность легализации незаконно нажитого имущества. То есть, амнистия капиталов в РФ не должна противоречить международному законодательству.

Идея о нынешней амнистии впервые прозвучала в послании президента Федеральному собранию в декабре 2014 года. Дата 15 июля 2015 года была названа крайним сроком, когда должны быть подготовлена юридическая база. Окончательно утвержден закон об амнистии капиталов был 20 мая.

Амнистия капиталов – это своеобразная сделка между государством и представителями бизнеса, которая несет определенную пользу обеим сторонам. Для государства это возможность вернуть в экономику денежные средства в виде налогов, а также инициировать создание новой, более прозрачной системы налогового регулирования и атмосферу доверия между бизнесом и государством.

В свою очередь, бизнес получает освобождение от уголовной, налоговой и административной ответственности (если нарушения имели место быть до 1 января 2015 года).

Однако, в законе допускается возможность, что налогового декларанта можно привлечь к ответственности, например, в связи с легализацией (отмыванием) средств, незаконным образованием юрлица, совершением валютных операций с использованием подложных документом.

  1. Кто попадает под амнистию?

Под амнистию попадают почти все: иностранные граждане, лица без гражданства, российские и иностранные юридические лица. Не попадают под амнистию лица, в отношении которых уже заведены дела в связи с уклонением от уплаты налогов.

Кроме того, амнистией вряд ли смогут воспользоваться российские чиновники: по закону им запрещено заниматься предпринимательской деятельностью, поэтому доказать происхождение капиталов они вряд ли смогут.

Единственное исключение — если удастся доказать, что капитал был заработан до вступления на государственную службу.

  1. Какие активы попадают под действие закона?

Под амнистию попадают:

  • иностранные банковские счета;
  • ценные бумаги;
  • акции или доли в капитале КИК;
  • недвижимость.

Под амнистию не попадают:

  • предметы искусства и роскоши;
  • наличные денежные средства.

Доли в контролируемых иностранных компаниях также попадают под амнистию. Однако, если до 15 июня не было подано уведомление об участии в КИК, согласно новому закону, это необходимо будет сделать вместе с подачей декларации, при этом заплатив штраф в 50,000 рублей.

  1. Когда нужно подавать декларацию?

Специальную декларацию надо будет подать с 1 июля по 31 декабря 2015 года.

  1. Нужно ли возвращать имущество в Россию?

Имущество возвращать на территорию РФ не нужно будет – необходимо лишь перевести их в «прозрачную» юрисдикцию, с которой у РФ есть соглашение об исключении двойного налогообложения, или вывести с территории юрисдикции, с которой у России такого соглашения нет.

  1. Какие капиталы нельзя амнистировать?

Средства, которые, согласно классификации FATF (группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег ), были получены в результате преступной деятельности и «отмывания» доходов от подобной деятельности, а также средства, которые использовались для финансирования терроризма, амнистии не подлежат.

Декларация может быть подписана только лично непосредственным декларантом. А значит, на декларанта возлагается ответственность за достоверность и полноту заявленной информации.

Поэтому лучше предварительно проконсультироваться у специалистов по поводу формирования источников возникновения объектов декларирования и подбора или восстановления необходимых документов.

Также предварительно следует критически оценить наличие вины и обстоятельств правонарушения либо преступления, ради избежания ответственности за которое декларант принимает решение участвовать в амнистии.

Если у Вас назрел вопрос о том, как воспользоваться или не воспользоваться амнистией в вашей конкретной ситуации, пожалуйста, напишите нам на е-майл info@offshore-pro.info.

Источник: https://offshore-wealth.livejournal.com/265071.html

Амнистия капиталов 2.0: как государству не повторить прошлых ошибок. Фото

  • Идея первая – выпуск специальных евробондов (долговых ценных бумаг России, номинированных в валюте – скорее всего в евро), которые могут быть приобретены российскими гражданами в некотором особом порядке, исключающем, как минимум, доступ «недружественных» России стран (стран, присоединившихся к санкциям) к информации о том, что эти евробонды принадлежат конкретному россиянину и, соответственно, заморозку данных средств этими правительствами в рамках санкций.
  • Вторая идея – самая, на мой взгляд, легкореализуемая – это продление до конца 2018 года так называемой безналоговой ликвидации иностранных компаний. Одновременно с принятием поправок в Налоговый Кодекс о Контролируемых иностранных компаниях – так называемого Закона о КИК – россиянам-владельцам таких компаний было предоставлено право ликвидировать эти компании и получить их имущество (кроме денег) без уплаты налога на доход (или прибыль, если имущество переходило российской компании) и без объяснений, откуда оно, это имущество, взялось у ликвидируемой иностранной компании. Но такая льгота предоставлялась только в случае ликвидации иностранной компании в период с 1 января 2015 года по 31 декабря 2017 года. Судя по всему, не все владельцы иностранных компаний успели сделать это до конца прошлого года и теперь попросили – и вроде бы их услышали – продлить безналоговую ликвидацию еще на год.
  • Третья идея – наверное, самая интересная — проведение полномасштабной амнистии капиталов повторно. Повторно – потому, что один раз эта амнистия уже проходила во втором полугодии 2015 – первом полугодии 2016 годов. Тогда не только предоставлялись гарантии фактического «прощения» налоговых правонарушений при формировании капитала (активов), но и не выдвигались требования по уплате какого-то специального разового налога на «амнистируемый» капитал и не требовалась его репатриация, т.е. возвращение в Россию.

Не возникнет ли мысль о «синтезе» всех трех идей? К примеру, новая амнистия может содержать положения, по которым для получения гарантий капитал все-таки будет нужно вернуть в Россию напрямую или вложив его в эти специальные евробонды. Или, скажем, безналоговая ликвидация продляется, но только на условиях приобретения тех же самых специальных евробондов.

Что же происходило в 2015-2016 годах и к каким результатам это привело?

Первого июня 2015 года был принят специальный закон, по которому любой желающий мог задекларировать принадлежащие ему активы – от счетов в банках до недвижимости в разных странах мира, и государство гарантировало, что в этом случае в отношении задекларированных активов никто и никогда не будет такому человеку задавать вопросы:

— Уплачен ли налог с доходов, на которые приобретены активы? – Т.е. будет предоставлено освобождение от налоговых претензий.

— Не нарушали ли человек административный порядок получения доходов, перевода денежных средств, использования иностранных счетов и так далее? – Т.е. освобождение от административной ответственности.

И даже если суммы возможных нарушений – например, доходов, с которых не был уплачен налог – были значительными, то государство гарантировало, что не будет не только налоговых или административных претензий в виде штрафов, но и не будет уголовного преследования за неуплату налогов или за нарушение валютного законодательства.

При этом, государство предоставило декларантам еще два серьезнейших бонуса. Первый — никаких разовых «амнистиционно-налоговых платежей» не требовалось. И второй — никакой репатриации, т.е. возвращения активов «на Родину», в Россию так же не требовалось.

Это значило, что задекларировав счет в швейцарском банке с остатком, скажем, в миллион евро, человек не должен был платить с этой суммы ни 13%, ни 15% ни даже 1 % в виде некоего разового налога – вообще нисколько не должен был платить.

А также, этот миллион не требовалось переводить в российский банк или каким-то иным образом возвращать в Россию.

При этом предоставлялись гарантии, что в отношении этого счета и денег на этом счету никакое административное или налоговое преследование осуществляться не будет.

Казалось бы – просто замечательные условия, действительно реальный шанс избавиться от наследия лихих девяностых и эпохи первоначального накопления капитала, но… есть мнение, что амнистия 2015 – 2016 годов прошла, мягко говоря, не очень удачно. Почему?

Я бы хотел выделить три аспекта прошедшей амнистии и попробовать оценить их влияние на результат амнистии:

Первый аспект – юридический

С одной стороны, закон об амнистии 2015 – 2016 годов написан очень хорошо и понятно.

Для исполнения этого закона не нужны были, как это часто требуется в случае с другими российскими законами, какие-либо дополнительные нормативные акты, типа постановлений Правительства, указаний или приказов Центробанка, распоряжений налогового ведомства или других российских министерств. В самом законе, кроме положений об амнистии, содержались и необходимые поправки в уголовный, уголовно-процессуальный кодексы и Кодекс об Административных Правонарушениях.

Однако с другой стороны, некоторые положения этого закона вызывали, мягко говоря, недоумение.

Например, от налогового и уголовного преследования освобождались физические лица, осуществлявшие руководящие и организационно – распорядительные функции в российских компаниях, но сами компании – т.е. юридические лица от налоговых претензий – не освобождались.

Или совершенно непонятное требование использовать только строго определенный шрифт – Courier New размером 12 или 14 пунктов — при подготовке декларации в электронном виде и представлении ее в налоговый орган в виде распечатки.

На самом деле, использование другого шрифта или шрифта другого размера в подавляющем большинстве случаев служило отказом для приема декларации налоговыми органами из-за нарушения формы подачи декларации и декларантам приходилось такие декларации исправлять, распечатывать заново и предоставлять повторно.

Есть и другие чисто правовые нюансы этого закона и было бы здорово, если они будут устранены.

Второй аспект – психологический

Во-первых, очень многие опасались того, что закон не является «всеобъемлющим и всепрощающим»: освобождая от уголовной ответственности за неуплату налогов, законодатель не выразил четко гарантии, «непереквалификации» правонарушения, например, из налогового правонарушения в незаконное предпринимательство, отмывание денежных средств или вовсе в мошенничество. Отсутствие таких четких гарантий тоже отпугнуло значительную часть потенциальных декларантов. Они побоялись, что к ним будет применен принцип «Был бы человек – а статья найдется».

Во-вторых, многие наши сограждане не поверили в то, что сведения, отраженные в декларации, действительно останутся налоговой тайной и не уйдут злодеям-бандитам. То есть люди просто боялись сознаться в том, что они – богатые, имеют деньги на счетах, владеют недвижимостью и компаниями потому, что в случае утечки этой информации преступникам, злодеи придут их грабить уже целенаправленно.

В-третьих, россияне, заинтересованные в амнистии, высказывали опасение следующего характера: «А вдруг закон отменят? Вот мы все задекларируем – т.е. фактически признаемся в не совсем белой и пушистой истории нашего благосостояния, а через год закон отменят и никаких гарантий у нас не будет?»

Пожалуй, этот страх нужно прокомментировать.

Дело в том, что в свете усиливающейся прозрачности финансовых и банковских счетов, прозрачности в отношении владельцев компаний – здесь речь и об автоматическом обмене информацией по банковским счетам – CRS, и о том, что даже традиционные офшоры делают реестры собственников компаний публичными, и о других мерах – у компетентных органов России и так будет предостаточно возможностей наказать тех, кто решил прятаться в тени.

А с другой стороны, отменить гарантии по закону об амнистии, лишить тех, кто в это поверил гарантий «задним числом» означает нанести такой удар по нашей, откровенно говоря и так не самой идеальной правовой системе, по системе взаимоотношений «человек – государство», что, пожалуй, этот удар будет если и не последним, то крайне, крайне болезненным.

Лично я думаю, что политический риск в этом случае многократно превысит ожидаемый эффект. Банально, состоятельные граждане просто разбегутся кто куда из страны. Мы и так наблюдаем повышенный интерес и к приобретению иностранного гражданства, и к смене налогового резидентства со стороны небедных граждан.

Боюсь, что в случае «отмены» амнистии процесс будет просто лавинообразным, вряд ли власти пойдут на такой шаг.

В четвертых, так же высказывались опасения о том, что вот как раз после амнистии налоги-то и повысят. Было 13%, а станет 25%, 40% или даже 75 %! Тем более – вон и нефть дешевеет.

Что тут можно сказать? Вероятно, какое-то повышение налогов будет, но остается надеяться, что если оно и будет – то, скажем так, в рамках приличия.

Полагаю, что уже упоминавшийся выше достаточно активный спрос на получение другого гражданства и смену налогового резидентства в некоторой мере остудил горячие головы среди руководства страны, размышлявших о радикальном повышении налоговых ставок.

Третий аспект – медийный

В прошлую амнистию 2015-2016 годов никакой информационной поддержки этой компании со стороны государства вовсе не было.

СМИ упоминали об амнистии очень скромно, вскользь, причем на 99% материалов в СМИ об амнистии готовилось и продвигалось налоговыми и юридическими консультантами, но вовсе не государственными органами.

А следовало сделать прямо наоборот. Я думаю, государству стоило обязать чиновников самого высокого ранга не только из Минфина и налоговой службы, но и со стороны силового блока – МВД, Следственного Комитета и Генеральной прокуратуры выступать на эту тему публично на максимальном количестве площадок.

И в таких выступлениях не только рассказывать о самом факте проведения амнистии, но и развеивать опасения и сомнения граждан.

Вплоть до того, что из уст высокопоставленных силовиков должны были звучать заверения: «Не переживайте, честное слово – никого «кошмарить» не будем! Никаких игр в переквалификацию налоговых правонарушений в мошенничество – не допустим! Если к вам придут наши не в меру ретивые подчиненные – мы им разъясним и, в особых случаях – накажем! Ну а если придут злодеи-бандиты – мы вас защитим!»

Может быть, это звучит немного наивно, но так уж сложилось, что в России верят обещаниям самых-самых высокопоставленных руководителей.

Источник: http://www.forbes.ru/milliardery/355615-amnistiya-kapitalov-20-kak-gosudarstvu-ne-povtorit-proshlyh-oshibok

Ссылка на основную публикацию